Билетик на Бони М

452

Наталью Сергеевну П. я узнал сразу, как только с неделю назад заметил ее прямую тонкую фигуру на пешеходном переходе через Зубовскую площадь. Хотя не видел ее лет тридцать. И это — как минимум… Пока слезал с велосипеда и подходил, подумал, что ей сейчас не меньше восьмидесяти пяти. Она — мать моего старинного приятеля. В советские времена работала заместителем завотдела ЦК. То есть, была очень большим начальником…

Когда подошел, подняла на меня глаза и улыбнулась: «Здравствуй, Саша. Хорошо выглядишь, на велосипеде ездишь, а Миша умер. Но давно уже — одиннадцать лет назад»… И через мгновение добавила: «… и сорок шесть дней — инфаркт… Докторскую защитил, надрался и все»… «Ах, ты ж, — говорю, — а я не знал, потерялись мы как-то»… «Ну, да, ну, да, — покачала головой, — а за тобой слежу, все воюешь… Будь аккуратнее — эти правил не знают. Вообще никаких. Никогда не думала, что до такого дойдет»…

Так разговор перешел на политику. Мы обменялись репликами, потом глаза ее сузились, и она неожиданно горячо и зло произнесла: «Империю, они, блядь, строят. Да, я бы им никому дальним районом в Костромской области руководить не позволила. Идиоты! Ты посмотри на уровень управленческих решений, на кадровую политику, на риторику первых лиц. Это же невозможно себе представить! Позор какой! Реванш топтунов-лейтенантов с Лубянки! Да, даже и не с Лубянки, а из районных управлений»!

Признаться, я слегка опешил и стоял молча, только головой качал как дурак… А она прямо разошлась: «Кому ваш Ельцин страну оставил?! А знаешь, почему такое стало возможным? Потому что сам наверху случайно оказался и остался один, без поддержки системы. И не справился»..

Я не спорил, а под конец беседы она неожиданно улыбнулась: «А ты ведь не всегда такой принципиальный был»… «О чем это вы»? — спрашиваю осторожно… «Ну, как же — такой ярый антикоммунист, а билетик на «Бони М» в концертный зал «Россия» у меня взял»… Засмеялась, закашлялась, махнула рукой и пошла на другую сторону Садового кольца…