Игорь Свинаренко

Беседы с отцом Александром. Беседа 25

otec2_1432809615.jpg.600x450_q85

 

Отец Александр пишет стихи.

И довольно часто их читает вслух людям, которые к нему приходят. Зачем он их пишет? Что его на это толкает? Славы он хочет или самоутверждения? Поди знай. Мне показалось, что он про это особо не задумывается. Пишет себе и пишет. Если принять версию, что человек – не передатчик, но ретранслятор, и он только озвучивает то, что приходит к нему извне – тогда все становится понятно. Уже много лет о. Александр отвечает на вопросы окружающих, не задумываясь, и признавался мне в этом он не раз. Ну и какая тогда разница, стихи это или проза? Ритм с некоторой рифмой в этом смысле предпочтительней, в таком виде текст проще воспринимается.

Так вот опять стихи, старые, сочиненные в молодости, на военной службе («много было у меня хороших, но я большинство забыл»):

– Когда огорченье ты встретишь в пути,

В людях утешенья тебе не найти;

В слезах умиленья и в тайне души

Христу сокрушенье излей ты в тиши.

Он, любящий, знает о горе твоем,

Тебя ожидает на лоне Своем;

Узнаешь, как властно спасенье Христа,

О нем ежечасно петь будут уста.

Страдальцев так много под гнетом скорбей,

С утехой от Бога спеши к ним скорей,

Скажи им с любовью о дивном Христе,

Омывшем их кровью на скорбном кресте.

Без паузы он декламирует следующее:

– Когда одолеют тебя испытанья,

Когда в непосильной устанешь борьбе,

И каплю за каплей из чаши страданий

Пить будешь, бросая упрёки судьбе, —

Не падай душою, судьбу не злословь:

Есть вера, надежда, любовь!

Когда твое сердце заноет тоскою,

Наступят скитания, тяжелые дни

И зова душа не услышит к покою,

Никто ей не скажет: «Иди отдохни».

Ты вспомнишь, что греет и душу и кровь,

Где вера, надежда, любовь!

Терпенья не станет, ослабнут ли силы,

В тумане сомнений потонет душа,

С девизом иди ты до самой могилы,

Ведь жизнь и в страданиях всегда хороша.

В ней большего счастья не может и быть,

Надеяться. Верить. Любить.

Ну, дальше прозой:

– Демобилизовался я в 1950-м.

Отец Александр спрашивает, пишу ли я стихи. Я говорю правду: да, когда-то писал, но в основном шутливую ерунду. И уточняю, про себя, конечно:

– Чтоб сочинять, много ума не надо…

Батюшка не согласен:

– Нет, кто пишет – у тех есть дар.

В доказательство он цитирует Евтушенко, по памяти, а так-то у него сохранилась старая газета, где этот стих был опубликован:

– …себя вы, люди, уронили,

До всякой пошлости дошли,

И (нас) обезьян всех осквернили,

Сказав: «От них произошли!»

Там дальше тоже очень содержательно. Про то, что на язык красноречивый человек, – а на самом деле-то он валяется под березою сейчас и ему никак не встать! Сколько ни старается встать, не получается, встанет – и опять шлепнется в грязь, понимаете. С обезьяной вот они вдвох (украинизм откуда-то всплыл тут. – И.С.) и беседовали на эту тему.

– Да… С пьянством очень тяжело бороться. Вы вот и в деревне когда жили, небось, заметили – пьют и пьют люди! Ничем нельзя остановить.

– Вообще, водка – это, понимаете, гибель для народа.

– Да! Но народ ее пьет. Добровольно.

– Да…

– Значит, что мы имеем? Что происходит?

– Нужно понимать, что, если Бога не стало у людей, то они будут искать его. И в водке они найдут его.

– Как – найдут в водке?! Не понял…

– А найдут!

– Да как это так?

– Будут пить, и всегда будут пьяные. И им хорошо.

– Так, так. Значит, что они найдут?

– Да, в водке нашли они Бога.

– Но какого?

– Как – какого? Конечно, понимаете, с рогами и с хвостом. Как говорится, «по левую сторону поставит козлов».

– Ну, куда не посмотри – все пьют! Значит, что? Погибель настала?

– Погибель. Если только Господь не коснется этого и не примет некое решение – то, конечно, обязательно гибель. Сказано в писании, что «отымут дух мой, и все возмутится». Отымет от тебя Господь дух, и ты уже пустой будешь!

– Так сейчас что же, он ведет нас к погибели, пока что, в России?

– Да. То есть не к погибели он ведет, тут иначе. «Всякого, кого я люблю, – говорит Господь, – того и наказываю». И всякий удар по затылку, он отражается на лбу, и задумается человек: а что же это значит? Что ему делать?

– Так что, значит это Господь насылает на нас пьянство сейчас?

– Нет. То не Господь насылает. Если один человек ненавидит другого, – это Господь насылает, что ли?

– Эээ… «Ни один волос не упадет без воли».

– Да. Вот именно! А ты говоришь, насылает Господь. Да эти мысли, понимаете, они противны и здравому смыслу, а притом Богу! О таких мыслях не нужно говорить перед Богом.

– Я просто спрашиваю. Думаю.

– Да ты философ!

– Ну уж не знаю. Я про другое. Вот в Москве люди будут спрашивать меня: «Ну, что тебе говорил отец Александр, до которого мы не можем добраться?» Я ж должен буду им внятно объяснить…

– Вот у меня стихотворение еще есть, прочту.

«Наш меч не из стали блестящей.

Не молотом кован людским.

Он правдою Божьей горящей,

Дарован нам Богом самим.

Не плоть он людей поражает

И братскую кровь он не льет.

Он в душу и дух проникает,

И зло и неверье сечет.

Отточим же меч наш вострее

Любви и молитвы огнем.

Поднимем его и смелее

Пойдем за великим вождем!

Не дрогнем, когда на мгновенье

Противник ряды уж сомкнет.

Смотрите, сквозь тьму и смятенье

День райский победы грядет.

Еще будут тьма и смятение, а тогда день райский грядет».

– Так про кого это? Кто это вождь?

– Это про нас.

– А слова там были еще про вождя, кто это имеется в виду?

– Ну, вождь – это, конечно Иисус Христос.

– Понятно, – отвечаю я с облегчением.

– И еще слова были, понимаете, про духовный меч. Это – высшая сила, Божественная. Что нам мог дать этот меч? «Не из стали блестящей, не молотом кован людским, он пламенем правды горящей, дарован нам Богом самим. Не плоть он людей поражает и братскую кровь он не льет, он в душу и дух проникает, и зло и неверье сечет».

Отец Александр снова повторяет слова из только что прочитанного стихотворения. Для чего-то же это ему нужно. Ну, например, чтоб усилить воздействие текста.

– Да… – говорю я.

– Вот… – отвечает батюшка, и мы глубоко вздыхаем, каждый о своем. Я, например, о своем:

– Ну, так что же с пьянством-то? Что ж делать? Если наслана такая напасть? Может быть, это важнейшая беда в стране, пьянство? Я пью уже мало, меня уже это мало беспокоит… но люди-то вокруг!

– Да. Есть очень хорошие люди, достойные, умные, которые – пьют. – А сколько людей от водки умирает, Вы же сами знаете!

– Такие люди идут своими дорогами. К жизни относятся просто наплевательски. Думают: «Сегодня живу, а потом умру, и раз так, то не всели мне равно?» Ну и пьют. Как Петр Первый сказал: «На Руси не пить и не веселиться нельзя». А если ты Бога боишься, если знаешь Бога – это дело другое. Начало премудрости – страх Господень. Если ты боишься Бога, ты многое не допустишь для себя, многое будешь контролировать у себя, и много сделаешь хорошего, добра. И не допустишь такого, чтобы ты сумел сделать зло.

– Ну, в общем, ничего с этим нельзя пока сделать. Понял…

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks