a0a0308c9df3

Красноармеец выругался невнятно и выстрелил в третий раз.
— Я здесь! — торжественно гаркнул Саид — Стреляли?
— Ты где ходишь, чучмек? — напустился на Саида Сухов. — Три патрона потратил.
— По русскому обычаю… ждал пока в третий раз не пригласят. — хихикнул Саид.
— Ты смотри какое продвинутое ископаемое я в пустыне раскопал — ехидно протянул Сухов — В традициях понимает, после первого выстрела прийти стесняется… Прям не чурку, а клад закопал Джавдед.
— Джавдед — шакал! Абдулла — Воин! — заученно произнес Саид.
— Надо было его через дымоход брать! — не менее заученно ответил Сухов. — Я чего тебя звал-то…. Давай поиграем?
— Не буду я с тобой в карты играть. — сморщился Саид. — У тебя то туз бьет шестерку, то шестерка туза, то пика — козырь, то вдруг уже бубна. Ни разу же не выиграл.
— И никогда вам, басмачам, не выиграть у Красной Армии! — торжественно произнес Сухов — Ты ж пойми, чудак человек — диктатура пролетариата!!! Пролетарий сказал бубна козырь — значит козырь бубна и все тут. Кончилось время старых правил. Понял ты, Джавдедов саженец?
— Джавдед — шакал! Абдулла — Воин! — сработал рефлекс у Саида.
— Надо было его через дымоход брать! — эхом откликнулся Сухов. — Может таки в карты?
— Не буду! На шалбаны — не буду! — заупрямился Саид — Больно крепкие щелчки у тебя. А у меня голова бритая. Правоверный потому как. А неправильно, когда у правоверного вся башка в шишках. Мулла в мечети смеялся вчера. Помолимся, говорит, за то чтоб больше не появлялись пупырчатоголовые правоверные. Обидно очень.
— Ну не хочешь, как хочешь. Давай в другую игру поиграем? Барышни, строится!!! — гаркнул Сухов.  Барышни покорно построились.  — Теперь смотри. Видишь — 10 барышень? Восемь из них — с усиками. Ты подходишь к любой — откидываешь паранджу. Окажется без усов — ты мне пендель прописываешь. С усами — я тебе. Туркменская рулетка. Ну как?
— Не буду. Не верю я тебе. — капризничал Саид — Или все десять с усиками, или еще как-нибудь обдуришь. И кроме того — Абдулла — Воин. Зазря им лицо прятать не будет. Страшно мне смотреть туда.
— Скучный ты какой-то сегодня. — протянул Сухов. Сам предложи что-нибудь.
— А давай ты сегодня — вон туда пулемет — затараторил Саид — А сам в резервуар с девочками. А тут Абдулла — «Махмуд, поджигай»! А ты их — Тра-та-та! А там Верещагин — Бабах!!! А я такой — из под седла из винтаря — Бымц! Бымц! Они с коней — бряк! Это ж круто! Про это потом фильм снимут! Про тебя, меня и Абдуллу! А Абдулла — Воин! Поэтому фильм назовут «Белое солнце пустыни»! Абдулла, потому что Воин — Солнце!
— А Джавдеда покажут? — поддел Сухов.
— Про Джавдеда пусть «Туркмен-фильм» снимает.- презрительно сплюнул Саид — «Гобатый бархан» про Джавдеда пусть снимают.
— Хааа! — заржал Сухов — Не любишь ты Джавдеда, корнеплод пустыни. А пошли к Верещагину за пулеметом, а заодно икры пожрем?
И они пошли к Верещагину.

Сергей Узун, 2006

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks