Bellingcat и The Insider — II часть расследования о Петрове, Боширове и взрывах в Чехии

27 апреля, 2021 8:05 дп

MayDay

Офицеры ГРУ из войсковой части 29155 охотились за болгарским торговцем оружием Емельяном Гебревым, так как он был одним из ключевых поставщиков боеприпасов для Украины во время российского вторжения. После того как подрыв боеприпасов в Чехии не помог ГРУ предотвратить поставки, они дважды пытались (и снова безуспешно) убить Гебрева нервно-паралитическим веществом. Анализ поездок этой группы убийц показывает, что для провоза токсина через границу они могли воспользоваться дипломатическим багажом.

Это расследование подготовлено The Insider и Bellingcat при участии Der Spiegel и Respekt.cz

В предыдущей части расследования The Insider и Bellingcat показали, что взрывы на складе боеприпасов в Врбетицах в 2014 году были результатом масштабной операции ГРУ, в которой участвовали не менее 8 офицеров, включая генерала Аверьянова и известных по отравлению Скрипалей Мишкина и Чепигу («Петрова» и «Боширова»). Через месяц после операции как минимум шесть из восьми ГРУшников получили от государства квартиры. Известно также, что в тот же момент как минимум Мишкин и Чепига стали «героями России» (по правилам к этому званию и прилагается бесплатная квартира).

Также ранее мы писали, что те же офицеры ГРУ позже участвовали в покушении на болгарского торговца оружием Емельяна Гебрева, чье оружие хранилось на чешском складе. В этой части расследования мы объясняем, почему ГРУ объявило Гебреву войну.

Удар по Украине

После оглашения выводов чешских властей о том, что диверсионные операции в Врбетицах были нацелены на вооружения, принадлежащие Гебреву и его компании EMCO, предприниматель заявил, что на момент взрывов он не намеревался ни перемещать какие-либо запасы со складов Врбетице в Болгарию, ни экспортировать их на какой-либо рынок, будь то Украина или Сирия. Ранее Гебрев также заявлял, что его компания не осуществляла сколь-нибудь масштабных поставок в Украину.

Как нам удалось установить, формально Гебрев говорил правду — по состоянию на октябрь 2014 года EMCO не планировала перемещать или продавать какие-либо товары, хранящиеся в Чехии, это подтвердили и представители Imex — компании-оператора чешского склада.

И все же болгарская компания продавала боеприпасы Украине в конце 2014 года, и, согласно двум источникам, которые в 2014 и 2015 годах были близки к украинским военным закупкам, сыграла решающую роль в повышении обороноспособности Украины во время российского вторжения. По данным этих источников, EMCO была одной из двух компаний ЕС, которые производили современные боеприпасы, совместимые с оружием советских времен, особенно в диапазоне от 120 до 152 мм. Согласно одному из источников, есть только два завода, которые производят совместимые боеприпасы, и «другая компания находилась под контролем России». Один из источников сообщил, что для ГРУ типичной практикой была перекупка годных для Украины боеприпасов по завышенным ценам, чтобы они не достались украинцам. Источник также сообщил, что в Украину было поставлено три корабля с боеприпасами от EMCO, не уточнив, продавались ли вооружения напрямую или через посредника.

Компания EMCO подтвердила нам, что прямо или косвенно экспортировала боеприпасы в диапазоне от 120 до 152 мм в Украину в период с декабря 2014 года по февраль 2015 года на основании контракта, подписанного 10 ноября 2014 года. Компания заявляет, что часть договорных обязательств не была реализована.

Ошибка со складом

Хотя EMCO и поставляла оружие Украине, чешский склад здесь не был задействован. Но в ГРУ, видимо, об этом не знали.

3 октября 2014 года гендиректор Imex Петр Бернатик (управляющий чешским складом) написал Гебреву письмо с жалобой на то, что EMCO еще не забрала боеприпасы, которые компания закупила у чешского торговца оружием. Он потребовал уплаты просроченных платежей за хранение и призвал EMCO вывести запасы до 15 октября 2014 года. Бернатик также сообщил Гебреву, что к Imex обратились «несколько клиентов», заинтересованных в значительной части запасов EMCO, хранящихся в Чехии, — примерно 10 тысяч 120-мм минометных мин и более 16 тысяч 152-мм крупнокалиберных снарядов (это почти все, что было у Гебрева на чешском складе).

Гебрев продавать боеприпасы отказался, заявив также, что не планирует перевозить товар в Болгарию, и предложил передать его другому чешскому оператору, если Imex не захочет дальше его хранить. Ссылаясь на ведущееся уголовное дело, Imex не стала комментировать, кем были клиенты, которые хотели купить у Гебрева оружие, но, судя по всему, ими были Мишкин и Чепига, которые в те же дни запросили доступ на склад, используя паспорта на имена Руслана Табарова (Чепига) и Николая Попы (Мишкин).

Оружие на чешском складе вполне могло подойти для ВСУ Украины, поэтому у ГРУ были все основания думать, что Гебрев планирует направить его туда. Но у них мог быть и более масштабный план: как утверждали чешские власти (хотя и без представления доказательств), ГРУ планировало, что взрывчатка должна была сдетонировать позднее, когда боеприпасы будут переправлены на основной склад Гебрева в Болгарии. Возможно, они надеялись, что вместе с этими боеприпасами подорвутся и другие.

Так это или нет, но похоже, что ГРУшники и правда планировали отложенный взрыв, во всяком случае через полтора месяца после того как 16 октября на складе № 16 взорвалось 50 тонн боеприпасов, 3 декабря взорвался склад № 12, находившийся в километре от места первого взрыва, там хранилось еще около 100 тонн боеприпасов. Во время второго взрыва группы из ГРУ на месте уже не было, что свидетельствует в пользу чешской версии об отложенном взрыве. Возможно, ГРУшники надеялись, что к декабрю снаряды будут уже в Болгарии, и оба взрыва планировали на 3 декабря, но сотрудники склада случайно спровоцировали первый взрыв преждевременно (16 октября на складе погибли Вратислав Гавранек и Людек Петршик).

Охота на Гебрева

После диверсии в Чехии некоторые из участников группы ГРУ, выдержав небольшую паузу, возобновили операцию, нацеленную на Гебрева, но в этот раз они уже попытались убить его и его заместителя.

Как мы сообщали ранее, среди участников диверсии были Денис Сергеев и Егор Гордиенко, которые незадолго до взрыва встречались на секретной базе ГРУ у французско-швейцарской границы со своим командиром генералом Аверьяновым. Утром 13 октября 2014 года, когда диверсия в Врбетицах вступила в критическую фазу, эти два агента не присоединились к своим коллегам в Чехии, а вместо этого вернулись в Москву. Накануне, согласно базе перелетов, Емельян Гебрев прибыл в Москву вместе со своей женой, которая страдала от рака на поздней стадии, для срочной медицинской помощи. Оба агента оставались в Москве во время пребывания там Гебревых.

15 февраля эти два офицера (в сопровождении третьего ГРУшника, Сергея Лютенко) вылетели в Болгарию, на неделю остановились в отеле Hill, расположенном рядом с офисами EMCO, причем по крайней мере один из трех запрашивал комнату с видом на вход в подземный гараж компании. Во время последующего визита трех офицеров ГРУ — с 24 по 29 апреля — они снова оставались в пределах видимости офиса Гебрева, в отеле «Кемпински», причем один из них снова забронировал номер с видом на здание EMCO.

Через неделю после отъезда троицы, 22 февраля, в Софию прибыла новая смена из того же подразделения ГРУ. В эту группу входил один из ключевых участников чешской диверсионной операции — Николай Ежов, офицер, который сопровождал генерала Аверьянова во время его пребывания в Австрии и Чехии и вернулся в Россию только 3 ноября, то есть через две недели после первого взрыва.

Как и предыдущая группа, троица остановилась в отеле рядом с офисом EMCO и снова запросила номера с подходящим видом. Заметным дополнением ко второй смене стал полковник Иван Терентьев, путешествовавший под прикрытием «Иван Лебедев». Как видно из резюме Терентьева, полученного Bellingcat, в то время он был командиром спецоперации отряда 29155 — де-факто заместителем генерала Аверьянова в секретных операциях. Как и генерал Аверьянов, его заместитель полковник Терентьев не часто путешествовал, его присутствие в Софии в 2015 году еще раз подтвердило важность этой миссии для руководства ГРУ.

Болгарские пограничные записи не отслеживают перемещение дипломатов, поэтому невозможно установить, пересек ли Капинос болгарскую границу 25 апреля. Зато известно, что Капинос не вылетел запланированным обратным рейсом из Салоников, вместо этого он вернулся в Москву.

Что именно за токсин был использован против Гебрева — точно не известно. Возможно, это был именно «Новичок», но для того чтобы установить это, необходимы дополнительные лабораторные анализы. А провести их сложно, так как образцы крови Гебрева таинственным образом исчезли из финской лаборатории Verifinn.