«Бабыра рассказала, что ей было мучительно стыдно, что у них нет НИЧЕГО. Но они любили друг друга…»

1386

Вчера мне почему-то стыдно стало, что я вечно потешаюсь над Бабырой.

С войны её отец не вернулся к ним, уехал с полевой подругой куда-то: на фронте влюбился.

И её мама поднимала пятерых.
— В такой нищете, что вспомнить страшно. Зимой в школу было не в чем идти: они делали онучи (так кажется) обматывали ноги чем-то и шли 10 км.

Досыта ни разу не ели. Потом Бабыра (кстати, она была красавица) влюбилась в человека, полного сироту, выросшего в детдоме (его родители были, видимо, раскулачены) и, как рассказала Бабыра, показав фото, они еле-еле справили ей простое белое платье в котором она вышла замуж.

Свадьба была в общежитии — всё брали у кого-то (скатерть самую простую, стаканы обычные гранёные). Бабыра рассказала, что ей было мучительно стыдно, что у них нет НИЧЕГО. 


Но они любили друг друга: умер он относительно недавно и стал директором школы в селе, из детдомовского мальчика.

Вот почему Бабыра которая и щас одну гречку ест (она копит для внуков и правнуков пенсию и им отдает) думает, что всё хорошо в сегодняшней России.
Вчера,когда она днем зашла, и я её пригласила на вечер, сказала с вызовом:
— Я не голодная!

И ещё я заметила, что Бабыра не так уж и глупа: она тоже меня троллит.

Ну, не Шопенгауэр, конечно (на что мама говорит, что и я не Шопенгауэр)

И ещё я заметила: в ней есть какой-то величие.
Вспомнилось: «В них не было следов холопства, которое кладёт нужда».
Вот так-то.