Анна Аренштейн, Владимир Строчков:
Krovelshik
АЗ ЕСМЬ АЛЬФА И ОМЕГА, ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ

Последние двадцать лет своей жизни я прожила на последних этажах. Это — приговор. Меня поймут те, кто живет на первом и последнем. Потому что на первом пищат крысы, орут кошки и распивают алкаши. А на последнем периодически льет дождь.

Дождь льет не простой, а с побелкой и кусками штукатурки. Когда льет дождь, жильцы последних этажей принимаются звонить в РЭУ, ДЭЗ или как-это-у-них-называется. У нас это называется так: ПТО “ПЕКА”. В первых трех буквах закодирован, видимо, намек на техническое обслуживание, но вот “ПЕКА” для меня по сей день остается загадкой.

Тут главное что: одной рукой звонить, а другой в это время подставлять тазики под дождь, потому что потревоженный звонками последних этажей ПЕКА прорычит вам в ухо: «И чего это вы ВСЕ звоните, когда идет дождь?!»

Жильцы первых и последних не имеют шансов. Приговор приведен в исполнение, и сменять своих крыс на первом вы можете только на чужих орущих кошек. А свой дождь на последнем — только на чужой дождь. Ну, в крайнем случае, на чужих крыс. Так что третий может сменяться с пятнадцатым, а седьмой — с тридцать вторым (если он, конечно, не последний!), а вы уж раз въехали на последний, то обречены на дождь. Будь он пятый или двенадцатый. Этаж, в смысле. Дождей за год случается значительно больше.

И вдруг однажды к вам приходит Кровельщик. Он улыбается и его зовут Алексей. Он нежен, как майское утро. Он утешителен. Он говорит: не волнуйтесь! Теперь у вас все будет хорошо! Я уже подставил тазик под дождь, и у вас не будет лить по стене. А если опять снова польет — я приду и вылью тазик, и у вас снова опять будет все хорошо! Этот ласковый Кровельщик потряс меня до такой степени, что я его нарисовала. А поэт Владимир Строчков написал Псалом.

Верховный Завет, Сура 94, Разве Мы не раскрыли

(На орудии Шошаним-Эдуф)

Вот, воистину, говорю я, грядет Он, Прекрасный Кровельщик.

Он прекрасен и ласков, и кровельщик, но суров и гневлив, и алексей.

В незримых очах Его — плач Израиля на берегах Амура. Между кипой Его и бородой Его — неизъяснимая мудрость Его. В просторных штанинах Его — семь колен израилевых, мощных, несгибаемых, подобных кедрам ливанским.

В тазиках Его — слёзы, при реках вавилонских народом Завета Его пролитые.

Выше стропила, плотники! Вот Он идёт, Кровельщик! Шире щели в кровлях! Выше переходящее знамя Пророка, сантехники!

Ибо близится день гнева Его, и, вот, Ангел Вострубиил Пятый, тихий, пролетел, и грядёт пятый тазик Его!

И прольются щёлоком и оцетом небеса Его, протекут смолой и варом кровли Его.

И, вот, речет [Он]: знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! — но ты влажен и сыр!

Изблюю Я от уст Своих сырость твою, и станешь ты сух, и горяч, как пустыня Моав в месяц Ниссан Пэтрол.

Но число лет твоих до того сокрыто от тебя, ибо неведомы помыслы Мои, неисповедимы пути мои и неисчислимы заявки Мои.

Хвала Кровельщику, милостивому, милосердному!

Прошло полгода. Наступила осень, потом весна. Потом лето пришло, потом оно кончилось. Пошли холодные дожди. И тогда я написала заявление в это самое ПЕКА и присовокупила к нему свою картинку.

ЗАЯВЛЕНИЕ

На протяжении последних трех лет в нашей квартире во время дождей систематически протекает крыша. Неоднократные обращения в ПТО «ПЕКА» заканчиваются всегда одинаково: появляется кровельщик с тазом и обещает починить крышу, когда выглянет солнышко и ее просушит. Последний раз это произошло в марте, после чего был составлен акт на ремонт за счет ПТО «ПЕКА» в моей квартире в сентябре 2008 г.

Сентябрь уж наступил. Солнышко уже выглядывало и, похоже, до весны мы его теперь не увидим. По стене в коридоре продолжает течь вода, обои отвалились, везде плесень. Ремонт, даже если его и сделать, протянет до следующего дождя.

Настоятельно требую, чтобы ПТО «ПЕКА» ликвидировало, наконец, течь крыши и произвело ремонт в пострадавших от нее помещениях.

Копию изображения кровельщика прилагаю.

26.09.2008

И они пришли — с рубероидом и ацетиленовой горелкой!

Они ползали по крыше, варили и ласково матерились. Я не могу проверить результатов, потому что дождя сначала не было, а потом пошел снег. Но воздействие графического искусства на работников коммунального хозяйства очевидно.

И вот что я еще думаю: в доме может не быть тридцать второго и пятнадцатого. Третьего может не быть. А первый и последний — есть всегда! Даже если это один и тот же этаж. И там всегда кто-то живет…

Например, мы.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks