Андрей Васильев: Конечно, когда маленьким был, пел «то березка, то рябинка», «край родной навек любимый». Я ж не выродок какой-то!

1242
b2f820d9287db7a710cc118de24d684e
«Если и не Путин, то отморозок какой-нибудь…»
Многолетний главный редактор российского «Коммерсанта», бывший руководитель программы «Время», продюсер скандального телепроекта «Гражданин Поэт» журналист Андрей Васильев рассказал порталу Delfi о главном внутреннем мотиве Путина, героях Луганска, вероятности сценария «латгалиянаша» и о том, когда стало ясно, что назад пути нет.

В 1977 году студент Андрей Васильев и школьник Миша Ефремов снялись в фильме «Когда я стану великаном«: Андрей сыграл плохого мальчика, Миша — хорошего. С тех пор дружба сохранилась. Как и расстановка сил. Миша может творить, что хочет, но он — хороший. Андрей никогда не скрывал своих дурных помыслов, но и ему все сходит с рук. Возможно, подкупает искренность и ирония к самому себе.

Долгие годы Васильев рулил в самом влиятельном российском издательском доме «Коммерсант» и был признан медиа-менеджером десятилетия. С его мнением считались в Кремле и в олигархической верхушке. В свободное время он блистал в эпизодах театральных и кинопроектов. В том числе, в картине по Пелевину «Поколение Пи», в которой был одним из продюсеров. В конце года Васильев отснялся в роли «мента позорного» в новой картине Гриши Константинопольского, где главные роли сыграли Миша Ефремов и сын Андрея Макаревича Иван.

В 2011 году Васильев покинул медийный бизнес и запустил проект «Гражданин поэт», в котором Дмитрий Быков (ученик Васильева еще со времен «Московского комсомольца») писал стихи на злобу дня, а Михаил Ефремов исполнял их в образах классиков. Главными героями памфлетов стали Путин и Медведев.

С «антисоветскими» концертами по мотивам «Гражданина поэта» и последовавшего за ним «Господина хорошего» Васильев с командой разъезжает по городам и весям до сих пор — примерно раз в месяц. В остальных же случаях старается как можно меньше времени проводить в России, предпочитая Америку-Европу и, особенно, Юрмалу, где 8 лет назад купил квартиру.

Тем не менее, шенгенский визовый режим обязывает Васильева проводить некоторое время в первопрестольной: «Пока в России работал, то по этому поводу особо не парился (на заграницы 180 дней в году хватало с перебором), а тут уж измучился весь, — признался он. — Но скоро все это закончится, потому что уже в октябре я буду… евреем. Гражданство израильское приму. Вместе с мамой. У меня ведь бабушка — Розалия Абрамовна. Так что все хорошо».

— Последнее время вы в России — не частый гость. Что так?

— А никакого интереса к этой стране у меня нет. Теперь уж совсем. Когда был журналистом, как-то не задумывался об этом. Жену-детей кормить надо, а если профессия связана с русским языком, то никому ты, кроме России, нахрен не нужен. Березки не обнимал и уезжал при любой возможности, но в новостях честно сидел по 12 часов в сутки. И убедил себя, что люблю это дело. Иначе — ад. Потом в «Гражданине поэте» два года пахал еще больше. Когда же понял, что стрельба закончена, прижало…

— Неужто никогда родину не любил?

— Конечно, когда маленьким был, пел «то березка, то рябинка», «край родной навек любимый». Я ж не выродок какой-то! Разочарование наступило, когда стал читать Солженицына и прочую диссидентскую литературу. Пробило. Хотя моей семьи гулаги не коснулись. Дедушка, упертый коммунист, как-то странно был репрессирован в 39-м году на месяц. До сих пор не знаю, почему его выпустили. Может, заложил кого?

Не могу сказать, что дико был влюблен в Горбачева или Ельцина, видел и у них много лажи, но конец 80-х и 90-е — это было мое время. Когда штурмовали Белый дом, и все газеты, кроме «Красной звезды» с «Правдой», запретили, я выпускал антигэкачепешную газету «Не дай Бог» — два с половиной дня не спал. Меня должна была сменить Ксения Пономарева, но тут путч кончился. И сразу пришлось начать выпуск «Коммерсанта». Я еще тогда сказал: вот комуняки, козлы, даже отоспаться не дали.

В жизни началась движуха — народ стали выпускать за границу, появился какой-то бизнес, народ советский работать начал, к чему никогда не был привычен, а тут дали понять, что как потопаешь, так и полопаешь… Считаю, что и кризис 98-го года очень полезным был — для экономики и для людей, многим мозги на место вставил…

Голосовал я всего раз в жизни в 96-м, когда была реальная угроза прихода коммунистов к власти. И в те годы еще не противно было в России жить.

— Кто же так развернул к избушке задом? Путин?

— Когда он (тогда еще и.о. президента) в первый раз с нами, главными редакторами, четыре часа общался в Кремле, он мне понравился — клевые и здравые вещи говорил: что не будет передела капитала, пересмотра приватизации… На самом деле, мысли эти внушил ему Березовский, но это я потом узнал, а тогда подумал: «В кои-то веки повезло России с президентом!» Путин умеет производить впечатление — их там в КГБ учили, наверное, искусству вербовки.

— Все редактора вышли под впечатлением?

— Нет, были дремучие козлы, типа Егора Яковлева, которые злились — Путин им казался слишком прогрессивным.

— Никого не насторожило, что президент — родом из КГБ?

— Нет. Хотя, конечно, вопросы на эту тему были. Через какое-то время Путин выступал на юбилее КГБ и пошутил: «Задание по входу во власть выполнено!» Теперь-то мы понимаем, что никакой это не юмор был. Но тогда особо не задумывались наперед. Когда выпускаешь ежедневную газету, то живешь сегодняшним днем. Ты, как в презервативе, на голову натянутом. Хороший иммунитет от дурных мыслей. Но скоро начались совсем уж жуткие вещи…

— Какие?

— Все стало ясно, когда с Ходором (главой компании ЮКОС Михаилом Ходорковским — прим. Ред.) разобрались. Главное, многие ему советовали, чтоб сваливал, а он уперся. Как-то мы общались, Ходор все твердил: «Пусть сажают». А я ему: «Миш, что ты этим докажешь? Думаешь, твое место в окопах другие займут? Ни хрена! Более того, всем станет понятно, что хана настала. Ты плохую службу сослужишь». Так и случилось.

До посадки Ходора, думаю, Путин еще стремался, а тут оказалось, что ничего сложного. И все олигархи сразу поняли: любой может оказаться на Мишиной скамье. Веселая жизнь закончилась. Особенно отчетливо это стало видно после суда ЮКОСа с налоговой службой. Сложнейшее дело, адвокаты, юристы… Я уж обрадовался, что минимум три месяца будем заполнять этим первую полосу, но все решилось за один день: суд назначил к выплате ровно такую сумму, чтобы ЮКОС стал банкротом. Стало ясно, что пути назад нет.

Главный мотив Путина —

не попасть под трибунал

— По-вашему, в нынешней ситуации исключительно Путин виноват?

— Я бы не сказал, что наш народ-богоносец не приложил руку. Он вполне достоин своего президента. Путин — что? Молодец! Аккуратно и последовательно реализовывал свой план: прибрал к рукам телевидение, деньги, трубу… У нас уже никакой ни капитализм, а государственный феодализм. Будь ты губернатор, будь ты олигарх — пока тебе разрешают, кормись и летай на частных самолетах, но не зарывайся. Бизнеса, как такового, не осталось. Все бегут и выводят деньги.

Думаю, Путина раздражает, что в стране слишком много ненужного народа скопилось, который не обслуживает трубу. Зачем они ему? Пенсии им плати, зарплаты, на выборы ходи… Приходится мириться с этим, конечно, но ему это, по-моему, крайне неприятно.

— Как главред «Коммерсанта», вы с Путиным часто встречались?

— Раза три-четыре. В Сочи и Кремле. Это дико неинтересно было — Путин либо не отвечал на наши вопросы вообще, либо откровенно врал. Поэтому я прогуливал по возможности. Мне говорили, когда можно, ведь с обоими его пресс-секретарями я был в хороших и конструктивных отношениях: они отдавали себе отчет, что я работаю на Березовского и получаю зарплату в другой кассе. Мне даже говорили, что Путин хорошо ко мне относился. Правда, сам он никак это не выказывал.

— В Латвии популярна версия, что у Путина, на фоне великих побед и рейтингов, не выдержала психика…

— У меня тоже были такие подозрения. Даже посоветовал Жене Альбац, которая выпускает журнал The New Times, показать ролики с Путиным каким-нибудь психологам, психиатрам и прочим светилам — может какой диагноз поставят? Те посмотрели и пришли ко мнению, что президент вполне здоров, никаких маниакальных синдромов и иных расстройств.

— Какая мотивация у Путина так крепко держаться за власть — боль за родину, жажда власти или наживы, борьба с комплексами…

— Он, конечно, очень закомплексованный — это видно из любого его выступления. И думаю, что очень богатый. Посмотрите на его убийственный дворец в Геленджике — можно найти в интернете, — в котором он, похоже, ни разу и не был.

Боюсь, что сейчас его главный внутренний мотив — выживание: если не останется президентом и потеряет иммунитет, то по нему может сильно заплакать Гаагский трибунал. А Путин прекрасно знает, что произошло с Милошевичем, Каддафи и дедушкой Пиночетом. Вот и не хочет идти на пенсию. Слишком много влиятельных врагов. Так что выход у него один: чтобы стоять на месте, надо очень быстро бежать вперед. Помнишь, в 80-х чуть ослабили прессу, разрешили писать заметки про плохого Сталина — и где оказался Советский союз?

— Но ведь сейчас полно таких, кто пишет и говорит про плохого Путина! «Новая газета» и радио «Эхо Москвы» уж сколько лет на том и стоят.

— Веник (Алексей Венедиктов, главред радио «Эхо Москва» — прим. Ред.) в этом смысле великий человек. Ему очень нелегко — сколько раз снимали-пугали. В основном же, все оппозиционные журналисты страшно далеки от народа. На 70 процентах необъятных просторов России антенна берет всего один канал — Первый или РТР. И что видит российский народ?

Думаю, Путина сильно раздражает интернет, но тут ему трудно что-то сделать. И то напринимали всяких законов: типа, если ты популярный блоггер — ты СМИ, а потому соответствуй.

— Вас с «Гражданином поэтом» тоже никто не трогал, хотя вы такое творили!

— Да, у нас за все время лишь раз отменили концерт в Перми, а ведь на ролики наши по 800 000 заходов было за неделю. Пока мы работали, я об отношении к нам властей старался не задумываться и Мише (Ефремову) с Димой (Быковым) не советовал…

Тут есть полуконспирологическая версия, почему нам все сошло с рук. Мы развернулись в 2011 году, когда у Медведева с Путиным были хреновые отношения, а путинское окружение боялось, что Медведев захватит власть. Поскольку мы все делали честно, то у нас Путин был конкретным злодеем, а Медведев — вообще никем, тьфу. Например, наш самый известный номер — «Путин и мужик«. Но ведь формально «лениным» тогда был Медведев. Возможно, мы таким образом играли на руку Путину.

— По-вашему, Медведев-президент мог уволить Путина?

— По Конституции — мог. Были б у него яйца… Было несколько месяцев, когда путинское окружение сильно стреманулось. В тот момент президент с премьером нигде не появлялись вместе, а за год до выборов поехали на рыбалку в Астрахань и вернулись друзьями. Больше о втором сроке Медведева речи не шло.

Национальная идея России

— кругом враги

— Есть ли сейчас шансы на президентство России у кого-то, кроме Путина?

— Конечно, нет! Хотя, вполне может случиться то, что случалось уже не раз в истории России. Это сейчас все идеализируют, какая при царе-батюшке была офигенная жизнь. На самом деле, в России при царе все было хреново — дремучие министры, продажные генералы, душная страна, которая всем надоела. Все ждали свежего ветра, а пришли бандиты-параноики…

Сейчас — то же самое. Уверен, что если кто и придет — только отморозки! Ведь нормальная вменяемая оппозиция тщательно зачищена. Навальному нельзя даже по телефону говорить и в интернет входить.

— А откуда отморозки возьмутся?

— Вернутся же герои из Луганска! Они совершенно неконтролируемые и привыкли решать все вопросы пулеметами. Полные бандерлоги! И потом все будут вспоминать, как хорошо было при Владимире Владимировиче. Все, как тогда. Ленину тоже пришлась очень кстати мировая война — все расшаталось, оружия дохрена, осталось лишь поднять красный флаг. И сейчас поднимут знамя «Россия для русских». Ведь если и есть у нашего народа лозунг, национальная идея, так это «кругом враги, а Россия для русских».

— Неужто не может быть в России иной идеи?

— Конечно! Ведь из чего эта страна родилась? Удельные князья друг друга мочили, а татар на помощь звали, чтоб двоюродного брата зафигачить. Когда ж татары совсем охренели и начали всех подряд князей мочить, тогда и образовалась единая Россия, как защита от «кругом врагов». Но не получилась страна — брак случился производственный. Что ни пытались предпринять — все не в коня корм. Двадцать лет назад был исторический шанс пойти по цивилизованному пути — ан нет. Значит, пора заканчивать проект.

Можно не замечать, что все трещит по швам, и твердить: мы великая страна. Но почему великая? Потому что большая? Тогда почему в Финляндии, которая маленькая и проиграла войну, все живут прекрасно, а в великой России — нет? Может, размер — это не то, чем надо гордиться, особенно если он мешает жить? На мой взгляд, идеальный размер для России — до Золотого кольца. Такое княжество Московское….

Брать Крым — бессмысленно

даже для кровавой клики

— Что вы думаете про ситуацию с Крымом?

— Забирать Крым не имело смысла ни с точки зрения российского народа, ни даже с точки зрения кровавой клики! На кой он всем сдался?! Туда и так можно было ездить и без загранпаспорта, и без украинского языка. Кстати, проще было добраться, чем сейчас.

— Боялись, что флот российский национализируют!

— Дали бы бабла и стоял бы себе флот дальше — никому он там не мешал. А теперь надо втюхивать в Крым дикое количество денег. Пенсию у российских людей отняли — накопительную часть, которую они много лет в приказном порядке отслюнявливали со своей зарплаты…

Конечно, Путин на этом сильно поднял свой рейтинг, но если спросить у народа, нахрена вам Крым? Не ответят ведь. Скажут: мы хохлам показали кузькину мать, вернули русской кровью политую землю! И как после этого относиться к нашему народу? Если судить по тому, что чьей кровью было полито, то сперва верните немцам Кенигсберг.

Крым отдали Украине еще при любимой Путиным советской власти, но тогда это было пофиг — одна страна. А когда Союз развалился, украинцы получили Крым в обмен на отказ от ядерного оружия. Все справедливо. Чего ж теперь пересматривать? Это уже щипачество какое-то! Договаривайся, откупай, возьми в аренду как англичане Гонконг, если тебе этот Крым так уж сдался. Другое дело, что реально он не нужен никому.

В фильме «Крым. Путь на родину» Путин сам рассказывает, как он возглавил войсковую операцию с ядерными боеголовками наготове. Вот тебе и Гаагский трибунал — ничего не надо доказывать, чистосердечное признание.

— А Донбасс?

— Не было бы Крыма — не было б Донбасса. Теперь Путин стал заложником всех этих отморозков. Вернутся со своими пулеметами и начнут решать вопросы у себя в Сызрани и на Смоленщине. Так сидели на родине, любого участкового боялись, а тут — герои войны! И остановить трудно — путинские же СМИ развили такую истерию о помощи братьям-славянам.

Народу все это нравится. Хотя, был бы Путин за справедливость, то сперва покончил бы с бандитизмом у себя на районе, где управа беспредельничает и менты. Но это стремно как-то — лучше на чужой территории славянам помочь.

Стыдно, когда в 21-м веке

по городу ездят танки

— Не трудно без любви к родине и привязки к какому-то месту, печке?

— Кому-то, может, и да, а мне — нет. Люди все разные: кто-то выпьет, сколько я обычно, и помрет. В любом случае, если даже любишь свою родину, то и люби ее — обнимай березку, пей квас — при чем тут другие страны? Зачем любить Россию против всех?

Ведь если у нашего патриота спросить, за что он любит родину, ничего путного не скажет. Любой американец тут же внятно объяснит про общество равных возможностей и прочее, а наш пролепечет про чистую душу и особый путь, а потом начнет за вопрос укорять: мол, государство тебя, Васильев, кормило-учило, а ты… Да хреново оно меня учило, чтобы после института три года горбатиться в каком-нибудь НИИ бабе своей на пару сапог.

Это не я должен страну любить, а государство должно заслужить уважение своего гражданина, который ему налоги платит. А у нас единственная гордость, что войну 70 лет назад выиграли. Ничего, что Европа оклемалась за 15 лет, а у нас до сих пор нищета-разруха? И кто тут выиграл?

Лично я на этот праздник всегда стараюсь убраться из Москвы куда подальше. Стыдно, когда в 21-м веке по центру города ездят танки, пушки и «Катюши», портят асфальт. А где они берут ветеранов? Ведь самым молодым, которых забрали на фронт в 45-м в 18 лет, сейчас — 88. При том, что средний мужской возраст россиян — 55 лет, как в Зимбабве какой-нибудь. Еще и закон придумали, что пересматривать итоги войны — чуть ли не уголовщина. То есть запретили военную историю.

Я к войне этой вообще-то хреново отношусь. Считаю, что Сталин сам ее развязал — для захвата Европы. Всю не удалось, а кусок оттяпал. Людей же в России никогда не жалели — пушечное мясо, и все тут.

отсюда

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks