11403279_952865854764455_6927807382101462439_n

Это не ошибка и не уничижение, «бильжо» был термин-жаргон в редакции еженедельника Коммерсантъ в первой половине 90-х. Тогда в каждом номере была карикатура-полоса от Андрея, и мы между собой обсуждали типа «бильжо сегодня про чё?», «бильжо готово?».

Они, Андрей Бильжо и бильжо жили параллельной жизнью, что большая удача для Бильжо. Они и сейчас, вот уже 25 лет, по отдельности, что еще больший успех для Бильжо-папы.

А еще у меня есть несколько дареных и подписанных книжек-репродукций от Бильжо с живописью, которую, в отличие от карикатур-бильжо, я не понимаю.

А еще Бильжо дипломированный психиатр и гуманист.

Я им со Стасом Жицким говорю:

— Бля, ловлю себя на мысли, что, если едет рядом тачка, и из ее открытых окон на всю улицу сабвуфер тынц-тынц-тумба-тумба, то я готов взять биту и хуячить по этой тачке и, не дай бог, по роже хозяина, а это мутная агрессия и человеконенавистничество, и это меня капельку смущает.

Бильжо (интеллигентно улыбаясь, брови домиком):

— Ну ты же сдержался, значит это не агрессия, а законное возмущение. Я бы и сам с удовольствием отхуячил, но ведь мы, люди воспитанные и деликатные, этого не делаем!

— Но раньше такого не было! Раньше максимум обматерить хотелось.

— Но так проблем стало больше. Социальная сфера буквально в напряжении, неуверенность в завтрашнем дне, эксплуатация человека человеком. А потом вот что: все мы стареем и в мозгах накапливаются органические нехорошие изменения. То есть, наша злоба – она вскипает ввиду прогрессирующей паталогии мозгов. А еще скажи мне, ты ведь выпиваешь?

— Да не особенно. Но регулярно. А ты? А Стас?

Бильжо:

— Выпиваю, а как же!

Жицкий:

— Выпиваю, а как же!

Бильжо, дипломированный психиатр:

— Так вот, у тебя, Андрей, как и у Стаса – энцефалопатия по алкогольному типу. Вам обоим вообще пить нельзя. Вы ведь чуть выпьете – и в драку лезете, за дреколье хватаетесь, к горлу собеседника тянетесь?

Жицкий:

— Нет!

Шмаров:

— Нет!

Бильжо:

— Слава богу, значит вы еще не алкоголики. Вы бытовые пьяницы. Разница вот в чем. Слушайте внимательно (хотя психиатры, склонные покошмарить людей, стараются не признаваться в этом).

— Так вот, речь не столько о зависимости, хоть вы и зависимые, очевидно. Но не фатально. А фатально, это когда человек ради своей пагубной страстишки начинает вести себя асоциально: ради пьянки забивает на обязательства, пренебрегает людьми и обещаниями, социально манкирует прямо без предупреждения. Короче, оскотинивается.

— В итоге это почти неизбежно заканчивается классическим алкоголизмом: отсутствием критики к своему состоянию, деградации личности, формированию упрощенного стереотипа поведения (все алкаши одинаковые).

— Есть, правда, исключения. Тяжелый алкоголик Вен. Ерофеев в периоды ремиссии не имел ничего общего с типом подонка, напротив, интеллигентнейший, деликатный и образованный человек…

— И еще. Алкоголизм – это очень часто форма компенсации каких-то других расстройств в психике, например, депрессий. Тогда надо не пить запрещать, а первопричину искать. На ваших физиономиях, кстати, признаков депрессии не усматриваю… Живите пока, выпивайте…

Жицкий:

— Спасибо, Андрей

Шмаров:

— Спасибо, Андрей

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks