vmdfbf548113fb07d1d_800_480

Александр Янов:

ИЛЛАРИОНОВ VS ГАЙДАР Часть первая

                               

 

 

С опаской приближаюсь як теме гайдаровских реформ. Они и всегда-то были в массовом сознании символом»лихих 90-х», а в последнее время, после сенсационного выступленияА.Н. Илларионова в журнале Континент, стали и вовсе минным полем.

Конечно, радиоактивное излучение вокруг них или, говоря по ученому, мифологический консенсус, не упал с неба. Поколения национал-патриотических идеологов, тех самых, о которых я пишу эту книгу, над ним работали. И сработали на славу, должен снять перед ними шляпу. Легенда о «грабительских реформах» Гайдара — один из четырех крупнейших их успехов в постсоветскую эпоху (с тремя другими познакомились мы в предыдущих главах. Я говорю о легенде, что «развал великой державы» был результатом спецоперации западных спецслужб, о той, согласно которой,  Горбачев был их «президентом-резидентом»и о «расстреле парламента»).

 

Что поделаешь? Ни одна великая освободительная революция, начинавшая строительство нового мира на развалинах старого, не обошлась без страданий и придуманных на их основе легенд о «прекрасном прошлом». Другое дело, что строители нового мира в России 1991 года не особенно-то и старались противопоставить этим легендам свою картину будущего.

Большевики в этом смысле были на три головы выше. Они противопоставили прогнившей империи царей светлый мир будущей справедливости, где все трудящиеся будут равны, а «паразиты — никогда». Конечно, это была утопия, но и — великая цель, рождающая, если веритьМарксу, великую энергию.

 

Семьдесят лет спустя люди в России уже очень хорошо знали цену этой большевистской справедливости.Она ввергла их в нескончаемую «холодную войну» со всем миром,отделила их от него железным занавесом. Она заставила женщин часами мотаться по магазинам в надежде, что где-то что-то «выбросят» пригодное, чтобы накормить семью. Она отняла у мужчин свободу самореализации. Она вызывала»витринный шок» у всех, кому удалось хоть краем глаза заглянуть за железный занавес. Зачем далеко ходить, она вызвала шок у Брежнева, когда Никсонпривел его в американский супермаркет. Он, правда, поверил лишь частично,» с ширпотребом да, они проблему решили, — сказал он помощнику, — но с продовольствием … это они специально подвезли к нашему приезду».

 

Так или иначе, когда в1991 году прогнившая империя рухнула снова (второй раз за одно столетие), людям в России опять нужна была великая цель, чтобы оправдать страдания, на которые обрекло их это вторичное крушение. Должны же они были понять во имя чегострадают. Нужна была цель, гарантирующая им, что на их веку и на веку их детей и внуков не рухнет страна — в ТРЕТИЙ РАЗ! Вот об этой-то цели и не позаботились реформаторы. Оправдание реформ свелось к развенчанию прошлого.

 

Между тем еще за полтора столетия до них сформулировал цель освободительной революции Петр Яковлевич Чаадаев. «Россия, — сказал он, — должна присоединиться кчеловечеству». И пояснил: «Скоро мы душой и телом будем вовлечены в мировой поток и, наверное, нам нельзя будет оставаться в нашем одиночестве. Это ставит нашу судьбу в зависимость от судеб европейского сообщества. Поэтому чем больше мы будем стараться слиться с ним, тем лучше для нас». И пока не поймем мы этого, — завещал он нам, по сути,— одиночество, отдельность от родственного нам сообщества так и будет вести Россию от развала к развалу.

 

Избавиться от векового одиночества, чреватого развалом страны, поистине великая, согласитесь, и доступная каждому цель. Все ведь, кажется перепробовала уже Россия — и белое православное одиночество, и красное безбожное — не помогло, развалилась. И каждый из этих развалов принес ей безмерные страдания, ставил на грань самоуничтожения. Переживет ли она третий развал?., Гарантию от него мог дать лишь чаадаевский выбор. Во всяком случае никто никакой другой гарантии не предложил.. Вот это и должно было стать центральной темой идеологии реформ..

 

Реформаторы 1991 года, в основном экономисты, Чаадаева не знали. Но правоту его чувствовали интуитивно. Потому и все, что составляло суть гайдаровских реформ, — ликвидация Госплана, освобождение цен, указ о свободной торговле, конвертация валюты, отмена государственной монополии внешней торговли — шло именно в указанном им русле «присоединения к человечеству».  И в чем бы ни преуспели впоследствии реваншисты, ЭТОГО никакие позднейшие политические пертурбации отнять у России не смогли.

 

Понятно, почему для вечных борцов за одиночество России, национал-патриотов, реваншистов гайдаровские реформы анафема. Они заклеймили их «грабительскими». И сумели убедить в этом население, как и вообще добились многого: политически постсоветская Россия действительно шла в направлении противоположном чаадаевскому — навстречу третьему развалу. Это, конечно же, требует объяснения.

 

Я попытался объяснитьэтот откат историческим опытом еще в вводной главе «Фатален ли для России Путин?»: В конце концов, говорил я, ВСЕ освободительные революции в великих державах, начиная с Английской 1640 года и Французской1789-го — Китайская 1911-го, Японская 1912-го, Германская 1918-го,— прежде,чем победить, прошли фазу отката и диктатуры, затягивавшуюся порою на десятилетия (восточноевропейские «бархатные» революции особый случай). Так почему, собственно, должна была стать исключением Российская революция? Естественно, не миновала и ее эта кромвелевско-бонапартистская фаза.Никакой аномалии, короче. Пока что мое объяснение никто всерьез не оспорил, хотя глава эта и была опубликована в «Новой газете».

 

А НЕЛЬЗЯ ЛИ ПОПРОЩЕ?

Потому и поразило меня своей ошеломляющей простотой объяснение имперского отката, предложенное Андреем Николаевичем Илларионовым, либеральным экономистом,   которого я всегда считал своим единомышленником. И правда ведь ничего не может быть проще его объяснения: ГАЙДАР ВИНОВАТ. Предал, негодяй, революцию. Вот пожалуйста:»Ошибки Гайдара привели к … дискредитации либерального и демократического движения в нашей стране, в конечном счете — к появлению и закреплению нынешнего политического режима».

 

Слов нет, в той ситуации хаоса и цейтнота, в которой Гайдар возглавил экономический блок правительства в ноябре 1991-го, и впрямь не столько о реформах следовало думать, сколько буквально о спасении страны, в первую очередь о спасении ее от голода. В такой форсированной ситуации не могла не быть наделана куча текущих ошибок. О них говорили многие и сам Гайдар говорил.

Но не о них ведь толкует Илларионов, не о текущих ошибках. В отличие, допустим от Бориса Львина, тоже критиковавшего гайдаровские реформы, толкует он о том,что НИЧЕГО, кроме ошибок, Гайдар не сделал…

 

И о том, конечно, что никакой угрозы голода и гражданской войны не было, толкует Илларионов. И о том, что реформы Гайдара были «грабительскими», одним словом, демонизирует Гайдара — не хуже какого-нибудь Глазьева. По сути, вся публикация Илларионова в двух номерах Континента(145 и 146 за 2010 год) есть не более, чем серия «разоблачений»Гайдара.  И разве само по себе совпадение этих «разоблачений» с реваншистскими, с глазьевскими не говорит само за себя?.

 

И уж вовсе этически недопустимо  инсинуировать,что корни «предательства» Гайдара уходят в семейную генеалогию, в наследственную моральную нечистоплотность? Как хотите, но такие инсинуации требуют сатисфакции. Не знаю, кто после смерти Гайдара должен ее потребовать — и от автора, и от журнала. Но кто-то должен. Тем более, что сам Илларионов объясняет свою позицию «начатой после смерти Гайдара некоторыми из его «друзей и коллег» назойливой и иногда не очень приличной кампанией по мифологизации Гайдара… агрессивно навязывавшей всему российскому обществу культ личности Гайдара как «спасителя страны от голода, гражданской войны и распада».

 

Не знаю, как вы, читатель, но я о культе личности Гайдара не слыхал. Скорее услышишь, пожалуй, ругань в адрес»разорителя». И поэтому понял из этой странной для меня тирады лишь три вещи. Во-первых, что потребовать сатисфакции от Илларионова есть кому. Во-вторых, что представления его об угрожавших в начале 1990-х России голоде и гражданской войне, мягко говоря, любительские. И в-третьих, главное, что бросил он перчатку всему, что я думаю и пишу. И у меня нет другого выхода, кроме как ее поднять.

 

Видит бог, не хотел я этого: не нужен нам еще один раскол в либеральном сообществе в такую тревожную минуту, в разгар отката. И без того дышит оно на ладан Но после публикации в Континенте мой бывший единомышленник А.Н.Илларионов, именно это время и выбравший для нового раскола, — больше не союзник, неприятель.

 

МОИ ИСТОЧНИКИ

Вот на что намерен я опираться в своей отповеди. Во-первых, на автобиографическую книгу, которую,как уже знает читатель, подарил мне покойный Отто Лацис, суждению которого доверяю я абсолютно. Тимур Аркадьевич Гайдар, которого, это правда, носило по свету в качестве спецкорра Правды, был ближайшим другом и соратником Лациса. На протяжении многих лет (Егора он помнил еще»улыбчивым мальчиком»). И всю жизнь уважал Лацис Тимура за ислючительную порядочность, за — не знаю, как сказать по русски — moral integrity, доходящую порою до неразумия. Один эпизод скажет все. С трудом отговорили они с Леном Карпинским Тимура оттого, чтобы покончить с собой в знак протеста против вторжения советских танков в Прагу. «Но ведь надо же что-то сделать, чтобы остановить эту обезумевшую с…ную власть!» — твердил Тимур. Сошлись на том, что разумнее написать вместе самиздатскую книгу и сказать этой власти в лицо все, что они о ней думали.

 

Нельзя сказать, что и это было особенно разумно. Группа Карпинского была разгромлена КГБ еще до того,как книга была готова. Неприятности у всех были большущие. Мне этот эпизод особенно запомнился потому,что меня тоже включили в число авторов этой несостоявшейся книги. Судьба (в лице того же КГБ) уберегли меня от участия в безнадежном и чреватом предприятии: я был выдворен из страны. Но чувство удушья, которое мы тогда чувствовали, удушья, способного довести до самоубийства, я хорошо помню.

 

Как бы то ни было, публично обвинить такого гордого человека, как Тимур Гайдар в том, что он был агентом советских спецслужб (а именно это и делает Илларионов и именно отсюда тянет «предательство» Егора), — на мой взгляд, верх непристойности. Во всяком случае нужно быть готовым отвечать за свои слова.

 

Еще буду я опираться на рукопись выдержек из всех восьми книг Егора Гайдара, подаренную мне читателем. И,наконец, на довольно солидный том «Революция Гайдара: История реформ90-х из первых рук», предисловие к которому написал архитектор польской «шоковой терапии» Лешек Бальцерович, а послесловие — бывший премьер-министр Швеции Карл Бильдт. Опубликована книга в 2013 года, т.е. через три года после»разоблачений» Илларионова в Континенте, но соавторы ее, по видимому, тогда еще не заметили.

 

Составлена книга так. Ближайшиесотрудники Гайдара Петр Авен и Альфред Кох взяли на себя труд побеседовать (и довольно подробно, в книге около 500 страниц) с десятью его коллегами в первом постсоветстском правительстве. Некоторые из этих коллег (например, АлександрШохин) даже близко не были фанатами Гайдара, а иные (например, бывший зампред Госснаба СССР Станислав Анисимов) и вовсе не принадлежали к его»команде». Уж этих-то людей никак нельзя заподозрить в намерении»агрессивно навязать» обществу культ личности Гайдара.  Я салютую соавторам за то, что и их включили они в число собеседников, придав тем самым книге необходимую объективность.

 

У меня нет здесь возможности оспаривать все «разоблачения» Илларионова (публикация в Континете гигантская). Достаточно, я думаю, показать,что главные из них не выдерживают прикосновения серьезной критики.  Итак,с богом.

 

                      «РАЗОБЛАЧЕНИЕ»№1. ГАЙДАР И ГОЛОД

Тем, кто жил в России в дни вступления Гайдара в правительство, я едва ли расскажу что-нибудь новое. Разве что тем, кто тогда еще не родился, или был несмышленышем. Вот впечатление самого Гайдара: «Декабрьская Москва 1991 года — одно из самых тяжелых моих воспоминаний. Мрачные, даже без привычных склок и перебранок, очереди. Девственно пустые магазины. Женщины, мечущиеся в поисках каких-нибудь продуктов. Всеобщее ожидание катастрофы». Но это в Москве. То ли было впровинции. Вот выдержки из официальных справок о положении с продовольствием в самых разных регионах странах на середину ноября 1991 года. Вполне бюрократические.И, что удивительно, практически одинаковые. Не сговорились же в самом деле бюрократы с разных концов страны.

 

Архангельская область. «Мясопродукты реализуются из расчета по 0,5 кг. на человека в месяц. Молоко имеется в продаже не более часа. Масло животное продается по талонам из расчета 200 гр. на человека в месяц. До конца года недостает фондов на муку 5 тыс.тонн. Хлебом торгуют с перебоями. Сахар отпускают по1 кг. на человека в месяц, но талоны с июня не отовариваются».

 

Пермская область. «На декабрь выдано талонов на масло животное по 200 гр. на человека, но ресурсов на них нет.Растительного масла в продаже нет. Сахар в продаже отсутствует. Хлебом торгуют с перебоями при наличии больших очередей. Не хватает муки на хлебопечение».

 

Нижегородская область. Мясопродуктами торгуют по талонам, но на декабрь ресурсов не хватит. Молоком торгуют в течении часа. Масло животное по 200 гр.на человека на месяц. Растительное масло в продаже отсутствует. Хлебом торгуют с перебоями».

 

И так повсюду: 200 гр.масла — НА МЕСЯЦ! Молоком торгуют — В ТЕЧЕНИИ ЧАСА! Но голода еще не было.

 

Петр Авен (далее ПА):»Я не видел в Москве ни одной павшей лошади, так, чтобы ее на куски резали на Тверской, как в 1918 году в Петрограде. Более того, я помню, в Москве работали рестораны и в квартирах тоже никто особенно не умирал». Не было еще голода. «Хотя, — добавляет ПА, — если бы еще потянули с освобождением цен, до голода, может, и дошло бы».

 

Это замечание постороннего (ПА занимался в правительстве внешними экономическими связями). Но вот что говорит специалист, министр торговли, непосредственно ответственный за ситуацию с продовольствием в стране Станислав Анисимов (далее СА): «Я думаю, что если бы не указ о январском освобождении цен, голод бы наступил».

 

Альфред Кох (далее АК):»Когда бы голод наступил? К апрелю? К марту?»

 

СА: «Думаю, что раньше. Несомненно. Февраль, конец января. Как то так. Как только указ о свободной торговле был подписан,назавтра уже на всех дорогах, на проезжих частях появились продукты… Кто-то на что-то менял «.

 

Тут диллема. Кому верить? Старому служаке, профессионалу, у которого положение с продовольствием в стране было, так сказать, на кончиках пальцев и у которого нет сомнений, что не позднее февраля голод наступил бы и Гайдар своими январскими решениями его предотвратил, спас, если не бояться пафосных выражений, страну от голода? Или Илларионову, который понятия не имеет о продовольственном положении и утверждает обратное, оперируя исключительно цифрами Госстата СССР, возможно фальсифицированными? И приписывает при этом саму мысль о спасении страны от голода «назойливой кампании» неких друзей Гайдара?

 

Не знаю, как для вас,читатель, но для меня тут выбора нет, согласен с АК: «почему я должен верить илларионовским цифрам, а не тому, что сам видел и пережил?» (это когда АК еще не знал о публикации в Континенте, где манипуляции с цифрами превратились в орудие персональной вендетты). Так или иначе, но таково было мнение всех, кто, в отличие от Илларионова, имел дело не с госстатовскими цифрами, а с реальным положением дел. С тем, например, что, как заметил министр экономики Андрей Нечаев, «наша доблестная армия уже питалась гуманитарными пайками бундесвера». С тем, что, по его же свидетельству,»производство товарного мяса у нас сидело на импортном зерне. Полностью. А импорт остановился».

 

Заключительную точку в этом споре поставил, пожалуй,драматический эпизод, рассказанный АК:»Вице-мэры из Питера приходят в правительство и говорят «у нас зерна осталось на три дня. Через три дня начнут дохнуть куры, потом люди»… Я вместо Гайдара тогда проводил совещание. И дальше я заворачиваю корабли, шедшие на Мурманск, чтобы спасти Питер, понимая, что блокадному городу второй раз голод лучше не переживать».

 

Большое спасибо должно быть сказали АК за это решение в Мурманске. Но сам уже факт, что приходилось вырывать кусок изо рта у одних, чтоб накормить других, красноречивей любых цифр свидетельствует, что всероссийский голод был в декабре 1991 года за ближайшим углом. И что спас страну от несчастья в последнюю минуту действительно Гайдар.

 

Так кого же в конечном счете разоблачил Илларионов, Гайдара или … себя?

 

          «РАЗОБЛАЧЕНИЕ» №2. ГАЙДАР И РАЗГРОМ БЮДЖЕТА

Опять у нас дилемма.Илларионов описывает финансовую политику Гайдара в терминах апокалипсических:»финальный разгром [бюджета] был учинен Гайдаром… инфляция первой половины 93-го была создана решениями 92-го».

Описание это заметно расходится с мнением старого нашего знакомца, бывшего союзного госснабовца СА: «Гайдар — я вообще не говорю. Я вообще считаю, что если бы он остался на 1993 год и, дай Бог,на 1994-й, мы бы уже давно были не в том обществе. Мы бы быстрее и лучше прошли весь этот путь реформирования. Он знал,что надо делать». Расхождение полярное,  вы не находите?

 

Но может быть, министр торговли не лучший судья в бюджетных делах? Обратимся к профессиональному финансисту. Вот мнение ПА: «У нас было три вида бюджетной политики в 1992году. Первые несколько месяцев после нашего прихода бюджетная политика была достаточно жесткой. Потом, ближе к лету, Гайдар во многом уступил как хозяйственникам, так и политикам и сильно смягчил бюджетную политику. Однако осенью мы снова начали сдвигать ее в нужное русло. В результате бюджетный дефицит 1992 году был вдвое меньше, чем в 1991.  В 1991 году он составил 20%, а в 1992 — только 10% от ВВП. Это большой дефицит, безусловно…Но за год сокращение бюджетного дефицита вдвое… Я не скажу, что это подвиг, но что-то героическое в этом есть».

 

Похоже это на действия»по развалу финансовой системы» и тем более на «финальный разгром бюджета»? А ведь именно в этих терминах описывает, как мы видели, Илларионов то же самое сокращение бюджетного дефицита ВДВОЕ, которым ПА гордится как»героическим». Опять ведь расхождение полярное. Может быть, никакого сокращения дефицита не было — и в томе, изданном с большой помпой тиражом в 5000 экземпляров с участием Лешека Бальцеровича и Карла Бильдта — ПА его просто выдумал, его, поставив на кон свою международную репутацию? Да проститменя читатель, но мне это представляется куда менее вероятным, чем илларионовский «финальный разгром бюджета» в заштатном журнале,который не сразу и заметишь.

 

Так выглядит дело с»разоблачением»№2, по крайней мере, в моих глазах. Мое заключение: далеко может завести персональная вендетта. Вплоть до совпадения с»разоблаченими» Глазьева или Хазина, как напомнил мне комментатор в Дилетанте.В любом случае отдаю это на суд читателей.

 

          «РАЗОБЛАЧЕНИЕ» №3.»ГРАБИТЕЛЬСКАЯ» РЕФОРМА

Илларионов говорит об этом в унисон с национал-патриотической оппозицией категорически и недвусмысленно: «В результате проведенного Гайдаром намеренного ослабления бюджетной и денежной политики была развязана гиперинфляция, которая уничтожила практически все накопленные частные сбережения граждан».

 

Хотя мне уже приходилось упоминать об этом в споре с летописцем реванша и ссылаясь на Отто Лациса (см. главу «Кому нужна была Перестройка?»), у меня нет особенной необходимости здесь что-либо комментировать: соавторы «Революции Гайдара» очень подробно обсудили илларионовское «разоблачение» №3, хотя ничего о нем еще и не ведали. Мне остается главным образом цитировать.

 

АК: «1991 год состоял из многих событий. Он, например, состоял из январской реформы Валентина Павлова. Я поражаюсь, почему об этом вообще не говорят у нас. Ведь эта павловская реформа уничтожила вклады граждан, а никак не Гайдар!

 

ПА: Этого не помнит вообще никто..

 

АК: К тому моменту, когда Гайдар со своей командой пришел в правительство, этих вкладов уже не было в Сберегательном банке СССР. Все вклады были изъяты из него союзным правительством и направлены на финансирование союзного бюджета. Таким образом, Гайдар никак не мог уничтожить вклады населения… За неимением объекта уничтожения.

 

ПА: Абсолютно. Никаких денег не было вообще.Уже полгода как. Это вот первая большая ложь о Гайдаре — что Гайдар уничтожил сбережения населения. Сбережений уже не было, были лишь записи на счетах».

 

Не эти ли «записи на счетах» кропотливо подсчитывал Илларионов? Гиперинфляция -то, однако,была, возразит он c торжеством. Еще бы! Но справедливо ли винить в ней лишь Гайдара? И без него было откуда ей взяться.

 

Существовал, например, Центробанк, независимый ни от правительства, ни от президента и подчинявшийся лишь хасбулатовскому Верховному Совету. Две трети всей денежной эмиссии направлял этот ЦБ непосредственно на предприятия. «Сейчас любой вам скажет, — комментирует ПА, — что это безумие. А тогда такие действия нашими депутатами считались очень даже разумными».

 

Гайдар в «Развилках новейшей истории» объясняет это подробнее: «В России реформаторам все время противостояли антиреформаторы, которые вначале были вообще против реформ,а затем стали пропагандировать. ..политику «накачки» экономики деньгами … По их мнению, это должно было приводить к «оживлению» производства. На самомделе это приводило только к усилению инфляции». Имея в виду исключительную мощь просоветской/проимперской оппозиции в России (в первую очередь в Верховном Совете, командовавшим Центробанком), легко представить себе масштабы развязанной ею инфляции.

 

Если добавить к этому,что до лета 1992 года продолжали печатать деньги и все республиканские ЦБ,валюта-то была тогда общая — рубль,. искажение картины в Континенте  приобретает гротескный характер.

 

Я не говорю уже, что получается у Илларионова будто все случившееся с той поры с Россией вплоть до сего дня, произошло из-за того, что летом 92-го Гайдар и впрямь дал слабину. А вот Борис Федоров на его месте,  говорят нам,  не дал бы (Федоров в драматургии илларионовских «разоблачений» играет ключевую роль белого либерального рыцаря, противостоящего номенклатурному дракону: на одном негативе ведь не выедешь, не получится драма). Возможно, что характер у Федорова был и впрямь потверже, чем у Гайдара. Но что из этого следует, если к осени Гайдар и сам поправился и закончил тот же 92-й год, как слышали мы от ПА,ударно, «героически»? Похоже сокращение дефицита ВДВОЕ (по сравнениюс советским 91-м, к которому Гайдар не имел никакого отношения) на»намеренные действия по развалу финансовой системы» и тем более на»финальный разгром бюджета»? Вздор ведь получается и за уши — только для драматического эффекта — притянут сюда Федоров. Впечатление такое, что имеем мы здесь дело с опытным манипулятором, ни перед чем не останавливающимся во имя персональной вендетты.

 

Другое дело, что — и в этом действительно следовало бы винить правительство Гайдара — не поставило оно принципиальный вопрос о компенсации гражданам за утраченные сбережения. Пусть не оно эти сбережения «украло», а Павлов и вслед за ним Геращенко, но возместить потерянное — государство было обязано. Взяло же оно на себя ответственность за «чужие» долги, взятые Горбачевым, перед иностранными банками. Тем более обязано оно было признать себя ответственным за чужие прегрешения перед соотечественниками. Упрекни Илларионов правительство Гайдара за это, и спора бы не было бы. Но это-то как раз для него третьестепенно, другим, совсем другим, как мы видели, он занят.

 

Как бы ни было, на этом»разоблачения» Илларионова, цена которым, как мы опять-таки видели,копейка, конечно, не кончаются (публикация в Континенте,повторяю,гигантская). Мы ведь даже о главном, об угрозе гражданской войны в начале 1990-х, еще не поговорили. И о «спецоперации» Гайдара на Кубе. И о многом другом. С этим, однако, читателю придется подождать до второй части этой главы.

 

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks