«А я, между прочим, вырос около Ватерлоо!..»

924

Вчера в Париже князь Белосельский-Белозерский подводит меня к сухому носатому старичку в винтажном плаще.
— Ланской, — скромно представляюсь я.
— Луи Наполеон Бонапарт, — ещё скромнее представляется он.
— Какой, однако, холодный нынче сентябрь, — смутившись, произношу я.
— Бывало и хуже, — снисходительно произносит он. 
— Может быть, согреемся рюмкой водки? — безнадёжно приглашаю я.
— Так ведь я давно греюсь, — соглашается Луи и звонко ставит пустую стопку на поднос.
— А я, между прочим, вырос около Ватерлоо! — радостно вдруг сообщает князь Белосельский-Белозерский.
Ланской и Бонапарт безмолвствуют…