b1bd7557c86e3eab0b1b19b4463da23d

Наталья Троянцева:

ОДУШЕВЛЁННАЯ ФУНКЦИЯ

Случайно нажала на кнопку пульта – и посмотрела пятиминутный хвост советского детектива. Сюжет помнила – исполненный всевозможными добродетелями начальник уголовного розыска (кажется, так фильм и назывался – «Из жизни начальника…») личным примером способствует окончательному перевоспитанию только что вышедшего из тюрьмы преступника. Или нет, преступник отсидел своё уже давно – и нежданно-негаданно оказался соседом по коммуналке. Скрывая своё прошлое от жены и детей, он вдруг узнаёт в своём соседе… кого? Интересный вопрос.

Все без исключения триллеры советского времени, будь то выдающийся сериал про «знатоков» или обожаемый всеми «штирлиц», не говоря уже про щит-и-меч, который пил в весеннем лесу березовый сок – или я что-то путаю? – непременно ставили акцент на душевную всеобъемлемость системного героя. Обаяние кинематографических шпионов всех калибров и мастей по силе воздействия на зрительскую массу честно соперничало с государственной шпиономанией сталинской эпохи, когда любой кандидат на умножение «лагерной пыли» идентифицировался как шпион в пользу всех разведок сразу. На то, чтобы извиниться перед собственным народом, куража у власти не доставало, посему, поступили просто и обыкновенно: омерзительно чёрное назвали восхитительно белым. Ну и шпионить киногерои стали в пользу родины…

А киноюристы всех специальностей, от оперативника до министра, не столько выполняли функцию правоприменения в интересах общественного устройства, сколько – упивались собственным бескорыстием и несомненным благородством, выгодно оттеняя всякого, кто был не юристом. И не просто «не юристом», а – потенциальным преступником, либо – пособником преступника, либо – реальной или вероятной жертвой того же преступника. Кинематограф увлечённо играл в «полицейских и воров», и «полицейские» олицетворяли собой лучшую в мире систему общественного устройства.

И сейчас я думаю – какой силы физическая пытка может навсегда уничтожить идею одушевления функции в умах большинства? Сколько шампанского нужно выпить блюстителям беззакония, чтобы в наших умах утвердился тезис: закон есть закон?

Горбачёв ещё мечтал о «социализме с человеческим лицом», а время неумолимо предлагало беззаконие с лицом бесчеловечным. Это и была настоящая правда нашего существования почти всё двадцатое столетие. Мистическая потребность одушевить неодушевляемое явила горы безвестных трупов и желание этим трупам вечно поклоняться.

Сейчас власть плюёт на закон и ловит новой волны шпионов. Мы любуемся Путиным – другом женщин, детей и животных, птиц и – тараканов, всё ещё в изобилии населяющих наши романтические головы. Чиновники плюют на эффективность и заботятся только об имидже лучших друзей населения. Оппозиция подозревает потенциальных единомышленников в коварстве и тайных интригах – и методично «получает по башке» от официальной власти.

Функция же – одуревает от количества желающих её одушевить, на свой лад. Может, бросить это дело… Пусть законы вступают в энергичный диалог. Глядишь, всё и изменится…

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks