«А ведь ещё подрабатываешь Президентом, и давненько…»

1285

392_300_33014_letter_

Игорь Фунт:

(2013-й год)

Чудеса в решете, или здравствуй, Вова…
Письмо вятского мужика Путину

Здравствуй, Вова! Обращаюсь на Ты, не обессудь – мы с тобой ровесники – думаю, не обидишься. Привычка с Афгана – со всеми на Ты, даже с командирами. Никогда за тебя не голосовал. Не только за тебя, – вообще никогда не голосовал. Видимо, с Брежнева со товарищи повелось – голосуй не голосуй, всё равно получишь… Аполитичный я. Мне важней, чтобы дом стоял – огород, скотинка плодоносили, да семья жива-здорова обреталась рядом.

Про деревню рассказывать не буду, без меня о ней знаешь. Добавлю, осталось в забытом богом захолустье шесть домов, на ладан дышат. Ремонтирую своё подворье как могу, конечно, много ли на пенсию делов наделаешь, сам понимаешь. Я бы подшабашил, да негде. Детишки помогают – и то хорошо. Спутниковую тарелку стоканальную прикрутили, Сеть всемирную ловим. У тебя, к примеру, сколько пенсия?.. А ведь ещё подрабатываешь Президентом, и давненько. За это уважаю.

Уважаю за борьбу с коррупцией и нужные процессы по возрождению армии, флота, производства, науки. Уважаю за Олимпиаду и за то, что стараешься сэкономить и сберечь деньги, которые страна на неё выкроила (хотел произнести «просадила»). Сочи растаскивают, точно куру в ощип, дураку понятно, – поэтому олимпийский бюджет растёт и растёт. В два, три, четыре раза вырос, знаешь? Но если бы не твоё отточенное годами умение в поимке шпиёнов и хапуг от правительства, сочинский бюджет и вдесятеро взлетел. Тут ты молодец, не скрою.

Молодец за то, что призывников забривают всего на год. Это хорошо. Не успел оглянуться – и домой! У меня давеча внучок вернулся, встречу праздновали. Я спрашиваю, где служил, внучок? Он говорит, в ракетных войсках. И цельных три часа повествовал, как они в армии с друзьями ракеты изучали. То одну потеряют, то другую пр…рут, то однажды и вовсе целый склад с топливом рванул. В общем, сплошные приключения – цирк, а не армия. Друга евойного жалко – без руки домой пришёл. Что-то там заклинило, и он полез в шахту вручную закрывать какую-то задвижку, дурилка, – сам не понял, как оторвало клешню. Разве за немыслимо короткий срок выучишься столь сложной технике? Раньше на тракториста 5 лет обучались, а здесь – эвона! Представил вдруг, как мы, будучи срочниками-«одногодками», стали воевать с душманами – жуть! – даже подумать страшно.

Спасибо тебе, Вова, за газ. Провели наконец. Недалеко. В Прокопчанино провели – 3 км от нас. Просто деревня побольше – 300 человек. А на Слободку, сказали, мол, неча газ тратить – через 5 лет всё равно никого не останется. Они, разумеется, врут, хехе, мы ещё с матерью ой-ой-ой держимся! – доподлинно Жирик в думском кресле.

В Прокопчанино дом стоит родственничков – деверя со снохой, что в город смотались, – нам с женой приходится наезжать иногда: жарим, парим, заготавливаем, особенно по осени, газ опять-таки проверяем; – пока дом не купят чудаки заезжие. Да кто туда поедет? – все в город рвутся.

Навестил и я областной центр.

Эх, хороша Вятка! Церквы кругом. Радостно на душе: колокола звенят, словно в старину. Пожалел, правда, что на машине поехал – лучше уж на подводе, блин. Дорог-то как не было, так и нет. Основные улицы только подлатали, и то, которые в центр ведут. Блоггеры прозвали городского главу «быдрой» за то, что Киров постепенно превращается в помойку, особенно зимой. Спасибо Навальному, прибрались малёхо. Центр сейчас в Вятке, слышал, Вов, на Спасской – где Навального судят. Радио и ТВ исключительно об этом стрекочут. Впечатление, что любимое занятие у современной поросли – непрестанно балаболить о том, о чём народ без того знает и в курсе. А если не в курсе, быстро и оперативно инфу распространить, дабы вновь балякать и спорить об одном и том же.

В народе гуторят, кстати, что Навального ты упаковал, Володя. Через главного своего «следака» (он вопросы не иначе как в лесу с топором решает). Зачем, скажи? Потому что молодой, амбициозный, и во власть? Ведь и ты молодым недавно слыл, – и амбициозным, – тебя позвали, ты не отказал, помнишь? А перед «посадкой» на трон никого не клеймил, аки Навальный, никого не ругал и не поносил. Просто присел, – сначала с краешку, потом поудобней, – и стал тихонько разбираться, что к чему. Кто откуда чего тащит, верно? Потом стал прищемлять кого надо за нос, а кого не надо – прицеплять к общему партийному списку. Получается, Навальный тебе работу облегчает, нет? Или я чего-то недопонимаю.

Ныне их с Офицеровым выпустили. Тоже хорошо, уважаю. Хоть душа и деревенская, я смекнул хитрый ход, когда защитница Навального ответила журналисту твоими, Вов, медовыми устами: «…В деле нет политики». Ай да Вова, молодца! В данной адвокатской фразе – высший политпилотаж времён СССР. Учитывая последний «навальный» твит перед уходом в небытие: «Жаба сама с трубы не слезет». А «жаба» – раз! – и в дамки непоседу-оппозиционера, каково? Весело? Настолько весело, что разномастные петухи-политологи с удвоенной силой принялись наяривать заезженные революционные песни на замызганном ельцинском баяне.

…По Сердюкову не въехал – почему так долго терпели? Советовать профи не пристало, мож, в разведцелях и терпели, чтобы выйти на всю организацию целиком, правильно. Это не хряка скомуниздить. Хотя Петрович вон, сосед, за хряка три года отмотал, бедолага. У тебя, Вов, заботы поважней, да и сроки у настоящих, «больших» жуликов другие, понимаю. Невдомёк токмо – кто у себя под боком, прямо в подбрюшье, позволил развести такой крысятник?

Навальный, доложу тебе, дело делает – на те краденные миллиарды, что он выискал и опубликовал про них в Интернете, – и село бы подняли, и асфальт немецкий на Вятке положили, и газ в Слободку провели. Пусть 6 домов, ну и что? Мы тоже люди, прости господи.

На найденные чиновничьи деньги третий внук обучился бы бесплатно в институте, как мы раньше, – помнишь? А после, не исключено, и в деревню рванул, коли б ему там домик выделили и технику. Хоть на первое время, – он по хозяйству оченно мастеровит. Что, сложно?

Деревня русская – рай, – не забыл? …Рыбалка, охота, чистый воздух, пашня с хлебом, что заржавела за последние годы. Не представляешь, Вов, насколько я тоскую по «той» нашей деревне, с резными наличниками и горластыми петухами в сто дворов. Надо лишь толику, чуть-чуть толкнуть госмахину в сторону села – и понаедут фермеры и люди, любящие природу, лес и родные края. Дать им побольше воли в выборе идей, предложить реальный потенциал деревенскому бизнесу, фермерству, дать землю – недорого, Вов, недорого!

Получается, что из собственного родового леса, где промышляли деды и прадеды, не имею возможности построить дом, потому что неимоверно накладно и жутко хлопотно. Кто придумал такие законы! Кто их подписал! А кончится всё тем, что деревянные срубы, дома из своего собственного леса, украденного с чьего-то верховного попустительства, будут привозить сюда китайцы – и впаривать их исконному населению. Тебе это надо, Вов? Думаю, нет. А такое чувство, что надо.

Вижу, сколь мясо стоит на рынке. Вов, почему оно неоправданно дорого стоит, ты Президент или кто, в конце концов! Что, не можешь так отрегулировать потребительский рынок, чтобы в родной России жилось лучше и дешевле, чем за бугром? Ведь у нас всего больше, чем в европах, все-го боль-ше! Нет сил, устал? Но ежели не можешь, устал, то отдай проклятое кресло тем, кто хочет сварганить лучше, кто могёт и хочет, кто ещё не на пенсии в конце концов.

Улыбаешься, – мол, размечтался, старый хрыч?.. Давно ли ниже семидесяти лет и помышлять-то грешно было о Власти. Времена меняются, брат, сменятся и нынешние. Не сомневаюсь. Согласен, правительство помолодело непомерно, согласен. Торопиться в государственных решениях себе дороже. И мнения населения никто не отменял, м-да…

Спросишь, наверно: «Почему плохо и бедно живёшь, брат Вася?» Отвечу.

Трудился учителем физкультуры в районной школе. Не жировал. Совмещал, подрабатывал, на жисть хватало. Скопить, само собой, не удалось – доля учительская не на зависть. Следуя реформе образования, школу прикрыли, оставив на район одну – сосредоточив невеликих числом учеников и преподавателей в едином образовательном центре. Загодя объясняя подросткам: «Не хрен вам в районе ошиваться, валите отсюдова к чертям собачьим на все четыре стороны!» Слышишь, Вов, гонят людей из села метлой поганой, прикрываясь разными афёрами-«реформами».

Из бывшей школы соорудили торговый центр. Мне места не нашлось. Охранником ни в школу, ни в ТЦ не берут – надо разрешение приобретать за 10 штук. Сторожем тоже нельзя. У них сторожем Ашот числится, за четыре тыщи. Ему хватает, потому что жинка его торгует на рынке мандаринами, что шлёт из-за Кавказских гор Ашотова сестра. Вот и остался не у дел. Вышел, значит, как и подобает нам с тобой в 60, на пенсию. Тебе сколько дают за подработку, Вован?..

Сунулся было в ДЮСШ «Динамо» – снова «борода». Москва здание своё динамовское прибрало к рукам, организовав коммерческую торговлю. А местный районный спорт перекочевал в платные фитнес-клубы и бесплатные бойцовские подворотни.

К слову, о спорте. Универсиаду смотрели, семейно, – за соревнования спасибо, Вов, порадовал. Казань – город-сказка. Обзавидуешься. 400 км от Вятки, прикинь. Будто в другой мир попали ребятки наши, спортсмены. Но и мы не лыком шиты, Вов. Губернатор Вятский, Никита, занял вон 7-е место в губернаторском рейтинге по обеспеченности. И у нас в крае богатства есть, не переживай.

Ради хохмы, Вов, послушай…

Ехали с семьёй в Кострому, по сыновней надобности. Едем-едем, значит, по области, под колёсами – тёрка для морковки да доска стиральная, нескончаемая. И вдруг бац! – ровно в космос вылетели – машина не шелохнётся, прикинь (жигуль Лада – помнишь?): вошли в соседнюю Костромскую область, как по маслу. И так в любом направлении из драгоценной Вятки. Езживал, знаю…

Вот что скажу напоследок, брат Президент.

Не голосовал раньше никогда, смысла не видел. Не различал Правды. Брежнева, невзирая на тогдашний строй, уважал, подобно тебе, – мы же русские люди, вместе проживаем, в одной стране. Поднимаем её, как умеем, – храним, лелеем, боготворим.

Тут для себя таблицу небольшую составил типа «Кому на Руси жить хорошо».

К примеру, «Внешняя политика»: все тебя, Вова, в мире боятся и почитают – ставим плюс.

«Внутренняя политика»: нищета и воровство – ставим минус.

«Образование, Учителя»: судя по истории моего учительства и по тому, как падает образовательный уровень, – минус.

«Военная техника» – плюс, несмотря на бестолочей-«одногодков». В таких вопросах надо быть патриотом, – всегда им и был, чессговоря.

«Универсиада, Казань» – плюс. Единственно, кажись, недёшево праздник обошёлся, – обаче не моего ума дело. Имидж важней. Патриотизм, хм-м-м.

«Олимпиада»: сплошное воровство и беды местных жителей – минус.

«Навальный»: «…никакой политики», говоришь, а чего ж тогда раздули на весь мир?! –минус.

«Деревня»: судя по нашей, неприкаянной, убогой, – минус.

«Город»: судя по ужасным Вятским дорогам и губернаторскому «Форбсу», выставленному неимущей дотационной области напоказ – минус.

«Пенсия»: сам знаешь, каково на неё тянуть, ты ж пенсионер – минус.

«Милиция – Полиция» – минус, безусловно. Им зарплаты подняли, – а они остались «ментами».

«Ветераны»: покуда плачет хоть один немощный ветеран, обитающий в засранной послевоенной халабуге – жирный минус.

«Военные, Космос»: ну, зарплату-то подняли, а склады горят и ракеты падают, да ещё нереальное расхитительство и кумовство – минус.

«РЖД, Отдых»: билеты до юга стоят семь тыщ в купе, прибавить на «пожрать» пару штук, итого на троих около двадцати пяти. Поездка туда-обратно: полтинник. Без южного нехилого прожитья. Не мне тебе калякать про турецкий «олинклюзив» – минус.

«Банк»: взял тут кредитик на ремонт крыши, 30 000 руб., под 32% годовых, чуешь? Ты под сколько берёшь?.. – минус.

«Газ, Нефть»: цены на бензин, соляру – раз! Очереди на газификацию – два! Три! – есть мнение: мы должны рождаться уже богатыми, как в Эмиратах, – знамо, минус.

«Дума»: решив абсолютно все проблемы, она взялась за обсуждение однополых браков, гомосексуалов и лесби, прости господи. Самому не смешно? – минус.

«Благосостояние»: народное благосостояние, а точнее нищета, особенно старших поколений, усиливается – минус. Много ли бабушек путешествует по франциям?

«ФСИН»: катастрофа! Не поверишь, что порассказывал мне Петрович, – тот, что за хряка парился, – про ихнюю систему наказаний и про отношение дубаков к заключённым – минус.

«РПЦ»: однозначно плюс. Московские церковные страсти, – типа в рясах по ночным клубам на майбахах и бентли, – простому люду неведомы. А те батюшки, которые живут и работают в «вятлаговских» краях, храмах – однозначно трудяги и подвижники и по-настоящему «несвятые» святые, спасибо им и низкий поклон.

«Кощуницы» – минус. Ясно без дураков: выпороть и отпустить с богом дочек по домам, к детишкам.

«Чечены»: те, которых знаю, наших с тобой одногодков, – такие же семейные, озабоченные содержанием семьи и логова люди, как впрочем, и армяне, и дагестанцы, кто бы ни был. Правда, чем дальше в город, в цивилизацию, тем молодняк, «сынки олигархов» становятся распущенней, признаю. Сие и к русской пацанве относится. Считаю, что юридическая защищённость именно коренного населения по всей матушке-Руси очень хромает, очень – посему минус.

…И так далее.

В таблице оказались сплошные минусы, Вов. «Почему?» Ты меня спрашиваешь?! Спрашиваешь, как же её найти, нашу общую российскую «Правду жизни»? Знаешь, Вов, что подумалось в связи со столь грустными негуманными мыслями и раздумьями… Зря тогда на выборы не ходил. Ведь именно голоса могло не хватить для победы российской Правды жизни, которую мы с тобой потеряли. «Чего-чего?» – восклицаешь ты, привычно осклабившись.

Одной моей галочки «Против», товарищ Президент.