А в это время ровно год назад…

1254

Записки вятского лоха. Июнь, 2016

По мотивам юмористического архива Бориса Грачевского

Как-то давно, после войны, великий американский писатель Стейнбек гулял по Киеву. И до того уморился, что присел отдохнуть на лестницах, как сейчас говорят, городской думы, – ну, может, горисполкома тогда. Мало того, через минуту он вообще уснул.

Разбудил его милиционер: мол, мужчина, нехорошо спать под окнами важного заведения.

На что Стейнбек ответил, дескать, он американский писатель и типа набирается впечатлений для будущей книги об СССР.

«Всё равно, товарищ Хемингуэй, – возразил милиционер, – лучше вам пройти в гостиницу». – Стейнбек был ошарашен начитанностью обычного советского служаки. Ведь даже в США простой народ абсолютно не знал Хемингуэя.

Шустряк в натуре

Сел наконец-то на велик. Тепло, благодать! И вдруг понял, что такое либерализм по-русски. Это когда ты всё делаешь так, как хочешь. И тебе за это – ничего не будет.

Едешь-летишь на красный например. Навстречу движению. Пересекаешь все сплошные линии подряд. Втискиваешься в пробке средь угрюмых лакированных больших машин, беспардонно отталкиваясь от них руками, ногами и, – через тротуар, – шустро шмыгаешь на другую сторону дороги: против шерсти.

Когда всё пофиг. И никто не успевает схватить тебя за хвост! Потому что ты и не «терпила»-пешеход, подверженный административке. И не водила, который вообще под страхом «уголовки» за подобное ходит. Точнее, ездит.

Для этого надо владеть определёнными навыками, паря. Чего и вам желаю. Чем и обладают, несомненно, нынешние, из «пятой». Приписывая, правда, и мою болезную персону туда – туды её в качель, ты-гы-дым. …Да за хвост поймать не могут.

Шаурма

Не поверите, но я немного-таки возмутился, когда увидел в жадно откушенном обеденном куске шаурмы жёсткий шмат волос.

Именно жёстких. Не мягких, похожих на человечьи или кошачьи. А точняк похожих на собачьи. Или крысиные. Или енота. Что, впрочем, не добавило оптимизма.

– Э-э, ара… – нервно подошёл я к небольшому окошку с нехилой очередью за недорогой снедью.

Толпа зашебуршала поначалу. Но когда я воочию предъявил причину недовольства: шматок чьих-то длинных прямых волос, – половина тут же откололась. Оставшиеся же с интересом ждали продолжения. Во всяком случае, нетерпеливые руки с деньгами от окна выдачи убрали.

– Волосы в шаурме, – брезгливо сунул я в форточку свидетельство явно лоховской подставы.

– Да какие ж это волосы, брат! – немедля раздалось оттуда. С трогательным неизменным акцентом.

Торговец внимательно осмотрел реквизит, обнюхал. Покашлял энергично. Закурил.

Дал заключение:

– Слышь, брат, это не волосы.

– А что? – я начал понемногу вскипать.

– Э-э… Да какие ж волосы-ы-ы, – блеющее заыкал аксакал. Поняв, что дело пахнет керосином.

– А что, что, б-б-б… – Жужжащие недовольством люди придавали мне наглости и сил.

– Да это просто свитер, панимаш? – торгаш примирительно лыбился сквозь просвечивающее через усы золото зубов. – Тёплый свитер, э-э-э, упал на скаварод-ку, ну. Быват, с кем не быват, – он даже попытался засмеяться. Закашлялся. Закряхтел, как бы ожидая откуда-то подмогу.

– А-а… Свитер, – сказал я.

– Ну, – типа конфликт исчерпан.

Он дружелюбно протянул мне свежий, жирно пахнущий лаваш в придачу с ещё одной пухленькой шаурмой. Тоже свежей и обжигающе горячей.

– На, брат. Кушяй. Эта точно без…

Я взял и скушал.

Очередь заметно нарастала.

Пельмени

Смогу ли я любить «Шоу уральских пельменей» так, как я любил его до сих пор?

Весёлых таких придурковатых клоунов. Оригинальных, юморных. Простецких простаков, задорно и шумно покоривших вершины СТС. Наряду с их побратимами-«комедиантами» с канала ТНТ. Сыплющих оксюморонами-прибаутками будто из рога изобилия.

И те и другие начинали, в общем-то, с трезвого противопоставления здоровой современной сатиры чичиковской обыденности, чеховскому чванству и затхлой смердяковщине. И тут – бац!..

Одни – вытаскивают из пыльных антресолей лещенков с кобзонами и иже с ними, превращаясь в прокисший совковый Аншлаг. Другие – с посерьёзневшими суровыми лицами залазят под серпастый триколор в надежде сорвать заместо бурных неутихающих оваций голоса обезумевших от неустроенности избирателей. Готовых галочку воткнуть за что угодно – лишь бы воду в сезон не отрубили!

Да как же её не отключат-то! – ежели ты, друг, голосуешь не за «правильное», экономически разумное и институционально обоснованное. А за КВН!

Вот и живи теперь, давясь и икая от смеха. Вытирая слёзы радости и благоговения за нереальные «прожиточные уровни», сказочные «потребительские корзины» и фантастические пенсионные накопления.

Голосуй за КВН, кто ж против. Только не ропщи потом. Делу свистом не поможешь.

Дно. Краткий обзор ТВ-программ

РБК продолжает рекламировать некую чрезвычайно левую бизнес-структуру. По Лайфу с придыханием читают гороскопы: какому знаку куда ехать – антинаучно, но весело. Собянин на ТВЦ радостно докладывает населению о решении наконец-таки транспортной проблемы: Москва сравнялась по сервису с Лейпцигом! – э-эх-ма. На ОТР внимательно обсуждают стоимость Майбаха. Затем вдумчиво рассказывают о пользе такого нужного стране института как ломбард. Который, – честный и правильный, – всегда придёт тебе на помощь.

В принципе, и те и те правы в своих популистских откровениях. Дно – оно и в Африке дно, как ни скатывайся. Экономическое, информационное. Симпатичное, улыбчиво-правдивое. Пусть уже и «пройденное», по словам ВВП с отчёта по АСЕАН.

Я тут же вспомнил, что он это уже говорил – слово в слово! – в 2009-м, будучи премьером. Когда проклятая Америка во всё горло кричала о том, что «проект “Медведев” безнадёжен!» – кто бы сомневался.

Тогда ещё Набиуллина минэкономику окучивала – типа впереди только рост и ничего более! Ей поверили, и она сейчас окучивает Центробанк.

И вот дно пройдено опять, в который раз. На голубых экранах – всё те же лица и тот же непреклонный рост благосостояния. Мчим вперёд семимильными шагами!

Ракета

– Ну что там с запуском, подполковник? Полчаса осталось.

– Видите ли, Сергей Кужугетович, там такое дело…

– Не тяни. Бесполезно. Главком здесь. Бо́шки у обоих полетят.

– Пусковик сломался. Начбриг выписал его из Китая, денег пожалел.

– И…

– Слава богу, вовремя определили неисправность. Иначе бы вообще песец. Но автоматический запуск невозможен в принципе.

Каменное лицо минобороны неподвижно перемещалось в пространстве вокруг куратора Восточного.

– Его можно активировать… вручную.

– Как? – молотом по наковальне.

– Там надо элементарно нагреть грифель до температуры 450 градусов. Для этого достаточно зажигалки.

– И…

– Грузовик взлетит. Зажигалка расплавится. …Вместе с её хозяином.

– Капитана Волкова ко мне! – немедля приказал министр.

– Кто это? – опешил подполковник.

– Водитель мой.

Чуть подумав:

– …И сгочно сделайте: гапойты о пгисвоении, нагйаждении гегоем. Выпишите семье пйиличный счёт. Офоймите квагтиру, машину, дачу. Соловьёв пусть быстйенько высгет книгу, как он умеет. Только чтоб без похудения его чёгтова… И чтоб кйасиво всё. С музыкой там, ойкестгом.

– Понял.

– Исполняйте.

– Товарищ министр обороны россий…

– Садись, майой. В ногах пгавды нет, – генерал по-отечески тепло смотрел на обескураженного приёмом военного. Доставая из кителя золотую зажигалку Zippo с имперскими вензелями.

– Я капитан, – скромно улыбнулся водила. Потупив взгляд ниц.

Обана!

Я не понимаю, что происходит.

Сахалин презентует скоростной широкополосный интернет, который предвидится минимум через полгода-год. Иркутск презентует Медведеву выкатку… представьте только – выкатку! – самолёта МС-21, который когда-то в очень, очень скором времени должен будет полететь. («Держитесь там!» – машет премьер пилотам нелетающего пока судна.) Москва презентует сверхсовременный сверхевропейский Диснейленд, который неизвестно когда построят на недавно отжатых у коммерсов землях. В Думе, как обычно, под хохоток да с присвистом выдумывают новый закон, обязывающий мелкую торговлю, – лоточников-челночников, – обзаводиться ой как недешёвой цифровой кассовой техникой, чтобы выйти из «тени». На что малый бизнес, я уверен, ответит по-челябински суровым и непреклонным уходом в беспросветную «серую» ночь. Всё как обычно…

Нереальное невыполнимое завтра – против реального сегодняшнего отъёма. В натуре похожего на грабёж.

Ну и в заключение – пара-тройка шуток-прибауток из Сети

наступило лето
можно как всегда
снова не поехать
в отпуск никуда

*

наступило лето
нет теперь забот
кроме ипотеки
и пяти работ

*

Всё пройдёт: и печаль, и радость,
Всё пройдёт: так устроен свет.
Всё пройдёт – только бегать надо:
Сам живот не уходит – нет.

*

– Для yлyчшения пищеваpения я пью пиво. Пpи отсутствии аппетита пью белое вино. Пpи низком давлении – кpасное. Пpи повышенном – коньяк. Пpи ангине – водкy.

– А водy?

– Такой болезни y меня ещё не было.

*

Летим с женой в отпуск. В салоне одного пассажира затошнило. Все смеются.

Стюардесса, чуя, что скоро потечёт через край пакета, – бежит за вторым.

Вернувшись, обнаруживает, что весь салон тошнит, – а пассажир хохочет.

– В чём дело? – спрашивает она.

– Все думали-хохотали, что у меня через край польётся. А я взял и отхлебнул.

*

– А давай курить бросим…

– Зачем?

– Это ж какая экономия за месяц.

– Давай тогда и пить бросим!

– Ну нафига тебе столько денег?

*

– Я понял, что я у тебя не первый…

– А я поняла, что и не последний.

*

Зашёл в магазин за сосисками. На кассе объявление: «Акция! Купившему литр водки в подарок 0,5 л томатного сока». И так мне соку захотелось.

*

Нью-Йорк. Небоскреб. 134-й этаж. Ресторан.

У окна сидит мужик в чёрном и пьёт виски.

Подсаживается чуть датый ковбой. Чокнулись: Cheers!

Первый говорит:

– Тут такой сильный ветер, что можно сигануть в окно, и тебя назад потоком воздуха занесёт. Смотри!

С этими словами выпрыгивает и, немного покружив перед изумлёнными в окнах посетителями, ловко заскакивает обратно:

– Хочешь попробовать?

– Ага! – весело кивает собеседник, снимая шляпу.

Затем бодро ныряет наружу и – с невероятно дикими воплями! – грохается вниз.

Бармен грустно подходит к мужику в чёрном:

– Ну и сволочь же ты, Бэтмен.

*

Учитель физры. Конец брачной ночи. Утро.

– Три-четыре. Закончили.

*

В Госдуме. Очередное заседание по выходу из кризиса.

– Надо законодательно запретить свистеть. И назначить за это суровое наказание. Потому что если свистеть, то денег не будет!

– Спасибо, товарищ Улюкаев. Присаживайтесь.