«А ты знаешь, товарищ солдат, что у нас часть секретная?..»

Июль 5, 2019 10:01 дп

Александр Гутин

Игорь Бродский поделился

Александр Гутин:

Когда я получил военный билет, то слово «еврей» в графе национальность было написано такими крупными буквами по отношению ко всем остальным моим личным данным, что даже если бы я дослужился до звания генералиссимуса, то на это никто бы не обратил внимания. На слово генералиссимус, в смысле. А вот слово «еврей», написанное огромными буквами, выглядело намного более важным.

Я даже представлял себе это. Иду я такой в форме с золотыми погонами, а вокруг шепчутся, мол, подумаешь, высший командный состав, смотрите, как у него еврейский нос!
Но до генералиссимуса я не дослужился, зато я дослужился до рядового Советской Армии, потому что мне было восемнадцать, и я, согласно закону о всеобщей воинской повинности, меня призвали в эту самую непобедимую и легендарную.

Я специально сравнивал буковки в военных билетах своих однополчан. Вот Игорь Байков. Русский. Красивые буквы, каллиграфия отменная, размеры совпадают с остальными словами.
Или Дима Нзаренко, украинец. Все ровно, не придерешься. И даже в документе Хамту Бештоева, слово кабардинец не выбивалось из общего формата.

А у меня в слове «еврей» буквы были в два раза больше положенного. Словно предостерегали кого-то, будь внимателен. перед тобой еврей. Особенно обратите внимание на «кратку». то бишь специальную черточку над буквой «й», видите , какая она длинная. Алярм! Данжерес! Ахтунг! Осторожность восьмидесятого уровня!!!

Комбат Рагозин, крупный мужчина с хриплым голосом, долго вертел в руках мой военный билет, когда я приехал в часть.
— В смысле еврей? Ты серьезно, что ли?-наконец прохрипел он.
— Так точно, — сказал я, — Но я не виноват, товарищ подполковник.

Тот пристально посмотрел на меня. Молча. Когда пауза излишне затянулась, он опять спросил:
— Значит ты еврей?
— Так точно, — уже тише сказал я. Мне стало очень неудобно разочаровывать такого фактурного подполковника.
— Тааак….А как ты сюда попал, если еврей?
— Прибыл по месту распределения после учебной части!
— А ты знаешь, товарищ солдат, что у нас часть секретная? Тебе ни о чем таком в учебной части не рассказывали?

Теперь я почувствовал неудобство, что вынужден прибыть в такую секретную и, наверняка, замечательную часть, испортив привычный ход службы своей национальностью.
— Они там что, совсем охренели? — опять спросил подполковник. Но вопрос был больше риторический.
— Товарищ подполковник, разрешите обратиться! — выпалил я.
— Ну?
— Товарищ подполковник, приношу извинения за свое присутствие здесь, и выражаю готовность в любую минуту покинуть расположение секретной части!
— Чо? Не понял?!
— Ну, я могу если что куда-нибудь уехать. Например, домой….
— Чо?!!!- выпучил на меня глаза подполковник Рагозин.

Я вжал голову в плечи…

Но тут Рагозин громко засмеялся. Вернее даже не засмеялся, а заскрипел своим хриплым голосом. Я даже не сразу понял, что это смех.
— Вот не зря евреев хитрожопыми зовут! — смеялся он- Домой он собрался! Идите в часть, товарищ боец.

Я повернулся и зашагал к выходу из кабинета.
— Постой!-послышалось за спиной. Я обернулся.
— А чего буквы-то такие большие в военном билете?- спросил Рагозин.
— Какие буквы, товарищ подполковник?
— Ну, хитрожопый…Ладно иди! Завтра в наряд. У нас что еврей, что чукча..

Loading...