Portrait of an elegant senior lady standing near the blackboard and looking strictly at camera
Portrait of an elegant senior lady standing near the blackboard and looking strictly at camera
Михаил Юдовский:

Лет восемь назад я познакомился в гостях с весьма своеобразной женщиной, я бы сказал – дамой, державшейся отстраненно и холодно, но довольно симпатичной. Меня почему-то подстегнуло это сочетание, и, когда она вышла покурить, я, уже хлопнувший пару рюмок, увязался следом за нею. Подкурив сигарету, я сперва затеял легкий разговор, а затем обрушил на нее целый шквал красноречия, как бы мимоходом признавшись, что я поэт и художник. Дама насмешливо пожала плечами и ничего не ответила. Меня это задело, и я – против своего обыкновения – предложил:
– Хотите, я вам стихи почитаю?
– Не хочу, – с расстановкой отрезала та. –Я не люблю стихов. И поэтов не люблю. И художников, кстати, тоже. Легкомысленный народ, который непонятно чем занимается.
– А кого же вы любите? – удивился я.
– Ученых. Математиков.
– Надо же, – преувеличенно бодро воскликнул я, – какое совпадение!
– Вы тоже любите математиков? – с холодным сарказмом осведомилась дама.
– Я тоже математик! Поэзия, живопись – это так, хобби, чтобы отвлечься от одних серезных мыслей и настроиться на другие. А так я, конечно, математик. Еще какой математик.
– И чем же конкретно вы занимаетесь?
Я попытался вспомнить что-нибудь новенокое, незаезженное. Соври я, будто сформулировал теорему Пифагора, искушенная дама мне вряд ли поверила бы. Тут, по счастью, мне пришла в голову недавняя на ту пору история с каким-то математиком, который доказал Гипотезу Пуанкаре и отказался от премии в миллион долларов.
– Сейчас ничем особенным не занимаюсь, – скромно признался я. – Так, по мелочи. Отдыхаю после доказательства Гипотезы Пуанкаре.
Я посмотрел на собеседницу, чтобы узнать, какое произвел на нее впечатление. Впечатление оказалось не вполне тем, какого я ожидал. Дама фыркнула и поинтересовалась:
– Ваша фамилия Перельман?
– Ну, – смутился я, – не то чтоб совсем уж Перельман, но отчасти… По-своему…
– Одним словном – не Перельман. И вы по-прежнему утверждаете, что доказали Гипотезу Пуанкаре?
– Ну, не то чтоб совсем уж доказал… Но ведь и не отрицал!
– Всё с вами понятно, – резюмировала дама, загашивая окурок. – Вы уж лучше пишите свои стихи и картины, а математику оставьте знающим людям. И не врите никогда – у вас это не получается.
– Что? – возмутился я. – У меня врать не получается?
Дама молча, с усмешкой, покачала головой и оставила меня докуривать сигарету.
Так что я продолжаю писать стихи и картины, к математике даже не приближаюсь и – само собой – никогда не вру.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks