«А сам он был замаскировавшимся агентом империализма…»

1226

Как нас воспитывали идеологически

Из института мне запомнились два преподавателя по идеологическим наукам.
Первый, по прозвищу Ваня-марксист, читал у нас историю партии. Прославился фразой «Солженицын написал клеветнический роман «Раковая опухоль»». Был зверем — проскочить мимо него с чужим конспектом было практически не возможно. Пришлось всё читать В частности и этому факту я обязан сформировавшимися антикоммунистическим мировоззрением. Ибо все эти ленинские людоедские штучки были прочитаны и законспектированы.
Возможно, со стороны Вани это была идеологическая диверсия, а сам он был замаскировавшимся агентом империализма.

Второй преподаватель был великолепный Илья Соломонович Пал, читавший у нас диамат и истмат. Обычно он успевал за первый час пары прочесть весь материал лекции, а потом, облокотившись на кафедру и, заправив большой палец за вырез жилетки, рассказывать о Достоевском, Кьеркегоре, Камю, да много о ком.
Он вёл факультатив «Современная западная философия» (с мелким подзаголовком «с точки зрения марксизма-ленинизма». Факультатив начинался в 8 утра, до первой пары — большая лекционная аудитория была полна. И никаких гуманитариев — технари — горные инженеры.
На старших курсах мы, прогуливая какую-нибудь пару, вдруг, прочтя расписание, говорили: «О, у Соломоныча лекция» и тихо пристраивались на задних рядах.

С Соломонычем был замечательный эпизод. У нас училась деваха, к этому делу (учению), мягко говоря, не очень способная. После третьего семестра ее отчислили, но единственная ее пятерка была получена у Соломоныча.
Когда на экзамене она, хлопая глазами, села отвечать (вернее, мычать что-то бессвязное), Соломоныч открыл ее зачетку и воскликнул:
— Анастасия Филипповна? Даме с таким именем и отчеством я кроме пятерки ничего поставить не могу!!!

Ещё была дама по политэкономии, которая любила рассказывать, сколько должен заплатить еврей, собирающийся эмигрировать. Ещё была дама по научному коммунизму, которая, застукав нашего конголезца Жака за чтением книги на французском во время семинара, спросила:
— Уважаемый Жак, а что вы такое интересное читаете?
Жак оторвался от книжки и произнес:
— «Ле доктОр ЖивагО».
Не часто я в жизни видел человека (тем более даму) в таком шоковом состоянии.
А с Ильей Соломоновичем мы потом встречались на книжной толкучке в Камергерском и несколько раз книгами обменивались.