Тюрьма. Ленин. Пробуждение

— Где я? — Вождь открыл глаза. Темно. Сыро. Пахнет (мягко говоря).

— Питер. Кресты. Ты — под шконкой, у параши!..

Вождь закрыл глаза — ну вот!

Каждый раз одно и то же:

— Товаищи! Уважаемые, так сказать, аестанты-жулики-катойжане! Дайте сказать. Вам всё йавно делать нечего, а мне, нам, нечего теять. Кроме своей… своих… э-э… цепей! — за одним и посмеётесь. Над чуханом. Или погвёте его на куски.

— Смелый! Пусть выскажется! — слово смотрящего за хатой закон.

— Говори, чухан! — порешила камера.

Ленин продолжил:

— Мы, ушлёпки, шныи, подметалы скажем так: «Да, мы моем, убиаем, чистим! Аботаем, не покладая ук на благо общака. На благо вас, уважаемые аестанты — политические и блатные. Аботаем, заметьте, — но не стучим, не кысим! Не сдаём  тудовой и блатной наод администации, оханке, пйоклятым писпешникам цаизма!

«Грамотно излагает, собака!» — отметил что-то в блокноте заключённый Ильф.

Великий Вождь жестикулировал, разогнувшись, у дверей камеры:

— Послушайте! Я хочу создать госудаство чуханов и ушлёпков. Без цая. Без министов поклятых. Жить и павить там будет — постой наод: двоники, кухайки, матосы, абочие и кестьяне! А цая, его генеалов и асфуфыренных генеальш — под асстрел! Нет, сначала — под шконку.  А потом — под асстрел. Без суда и следствия! Мне… Нам нужны уководители на ключевые должности в моём… э-э… Нашем эволюционном военном комитете для свейжения действующей власти.

— А не попутал ли ты рамсы?! — раздалось с верхнего яруса.

— Как тебя зовут. Как?

Смотрящий одобрительно кивнул — скажи, мол…

— Троцик я, Лёвка.

— Будешь педседателем нашего абочего павительства.

Троцик поправил очки, приосанился…

— А тебя? — кивок на нижний шконарь.

Будущий Вождь вопрошал уже с центра хаты.

— Гришкой кличут…

— Будешь уководить нашим Интенациональным Комитетом…

Сразу в хате все притихли, участливо подбоченясь.

— Фамилия?..

— Зиновьев…

Великий выудил карандаш:

— Так, а вы (смотрящему) — будете, так же, как здесь, всё это контйолиговать в чрезвычайном, так сказать, порядке — э-э-э?..

— Да, буду. Дзержинский Феликс звать.

— Хойошо! А ты, товаищ, кем хочешь быть. Звать-то как?

— Коба… Иосиф.

— Йоська, что ли? М-м-м… А усские в этой камее имеются?

Удар. Провал. Забытьё. Где он проснётся в следующий раз…

P.S. «Лежать бы так, спать и не просыпаться, лет сто…»

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks