«А мы же — доверчивые, нам же много не надо…»

1647

«Многодетная семья Мартенсов из Германии, недавно бежавшая из Новосибирской области в ФРГ, готова вновь приехать в Россию из-за травли содомитов и ювенальщиков»

Полковник Миркин звонил в рынду и зычно кричал:
— Зина, бегом, пакуй чемоданы, едем в Лондон внуков с учёбы забирать навовсе!
Зина ответила словами великих русских дипломатов:
— Ты дебил, блть?

— Цыть, скалапендра, или газет не читала? Люди из Европы бегут семьями, ибо ювенальщики и содомиты их подсекают, а ну как наш Васятка в свои 29 лет курить научится и блуд в срачный ход творить и что тогда? Останешься, дура, без внуков и абзац, вот тебе и файф о клок теа и лондан из зе кепитал оф зе грейт Британ.

Зина охнула, замотала головой безучастно, сползла по стене и заплакала…
— То то и оно, пропал калабуховский дом, идёшь ты по Парижу или там по Франкфурту какому, зазевался, утерял бдительность и скрепы, разговорился с человеком по-душам, глядь, а это содомит или ювенальщик. Дурят голову нам аферюгой Илоном Маском и теслами, манят в гнездо, усыпляют бдительность, сулят пособия всякое и изобильную жизнь, а мы же — доверчивые, нам же много не надо, мы аки дети. И пока мы, как дельфинята в воде резвимся, содомиты из масонских лож рулят миром, братские народы стравливают, золото и нефть наши воруют, спаивают нас, суукииии…

Полковник расплескал в гневе боярышник, рубанул шашкой по дивану и рухнул в подпол и уже снизу внушительно добавил:
— Едем забирать внука из лап загнивающей гейропы, пусть токарем будет, как все приличные люди, а эти в блестящих стрингах со стразами, как их там, ювенальщики, хера с два нас переиграют, не на тех напали.