«а козлов нам не надо…»

7 марта, 2016 10:39 дп

Валерий Зеленогорский

Предпраздничное.
Одна моя знакомая за час до выпадения в пьяную кому, открыла кингстоны своего отчаяния и поведала мне, почему она ненавидит восьмое марта.

Девушка она половозрелая, материально независимая и в свои тридцать вполне съедобная.

Но Создатель дал ей ум, а чувственности недодал, для баланса, и она проиграла своих мужчин молоденьким соскам, выгружающихся ежедневно на всех вокзалах и автостанциях

Те, кто были с ней из одной детской нашли себе попроще и поразнузданней, опасаясь ее взгляда, который видел их холодок в позвоночнике и слабости зарытые, как им казалось глубоко, они ловко камуфлируют свои страхи в литые торсы и хорошие костюмы.

Она видела, как опытный рентгенолог их клетки внутри, в которых они томились.

С таким зрением трудно жить и мужчины таких боятся, и живут со своими «марьиваннами» и параллельно гадят с невзыскательны генофондом, которые терпят их и говорят им то, что они хотят услышать.

А мы, кричала она мне, должны сидеть дома или шариться по «кофеманиям» и дарить друг дружке фаллоимитаторы.

Я могу еще пережить этот ебаный Новый год, но когда каждый дядя Ваня седьмого марта бредет с пластмассовым тюльпанчиком в пирамидке из плексигласа я хочу повеситься, мне не нужно их цветы, в сама могу сделать себе любой подарок, но где мой кусок личной жизни, кто получил его на добавку.

Я знаю, что в тех домах тоже нет любви, я знаю, что там тоже исполняют плохие пьесы про семейную жизнь, и я им не завидую, но моя клетка пуста и если в ней сегодня нет льва, то я согласна даже на пугливого козлика из которого я сделаю носорога.

Но все козлики, на чужих пастбищах превратились в козлов, а козлов нам не надо.

Это были ее последние слова, которые я услышал, она всхлипнула и мгновенно заснула и только тоненькая сигаретка еще недолго тлела в ее руке., из тех, которые так любят девушки, которым долго приходится сидеть в пустынном кафе, когда все переговорено.