А где же нацгвардия? Наступает в другом месте..

1255

i (9)

Игорь Фунт:

Реальная жизнь – «шестая власть»

Пуля в лоб, и все дела.

 

Вот это побоище на Хованском кладбище лишь подтверждает неопровержимый тезис двадцати последних лет. Нету никакой власти. Нету никакого Путина, Собянина, Медведева. Иванова, Шойгу.

То бишь они, конечно, есть, но где-то там – за облаками, в дальних телевизионных далях.

И есть также некий барыжий интерес кучки элитных «форбсовских» злопыхателей, приближённых к той либо иной кремлёвской группировке. Под предводительством последних.

И знаменитую квантришвилевскую поговорку «спортсмены как дети, убьют и не заметят» можно смело менять на: «таджики, киргизы, казахи, «даги», «чехи» — как дети – убьют и не заметят». И небрежно пройдут мимо случайно попавших под маховик разборок «терпил». Коли речь касается не поделённых каким-то бы то ни было образом денег. За какую бы то ни было территорию. Как говорится, по-макиавеллевски: политика ничто, территории – всё! Но я о другом.

О том, что в обусловленной ситуации эта недовольная чем-либо «шестая власть» – незаметная, неприметная всуе, разбросанная по бескрайним съёмным хрущёвкам и общагам, – при случае соберётся-собьётся в огромную стаю в мгновение ока. Подобно пресловутым элитным спецподразделениям. И это страшно!

Им неинтересны невольные свидетели, зрители, дети ненароком – или, к примеру, обычные посетители родительских могил, неважно. Их просто пристрелят, ежели вдруг попадутся на пути.

И при определённом стечении обстоятельств разные национальные «меньшинства» вполне могут объединиться против некоего гипотетического врага: не оплачивающих оброк коммерсантов, рынков, кладбищ, мусорных полигонов, целых населённых пунктов наконец. Ничего не напоминает?..

Заплати – и твой регион, злосчастный населённый пункт, кладбище или обыкновенный ларёк назовут «образцово-показательным», повесят у входа грамоту и на лацкан пиджака забашлявшего-таки дань продавца шаурмы – водрузят наградной значок. Типа «отличник соцтруда». Только не социалистического, – а капиталистического. Точнее, кланово-мафиозного.

Вот и на Хованском что-то пошло не так. Пуля в лоб – и все дела.

Сейчас их там, после нехилой разборки, помутят-помутят, потасуют по камерам. Помурыжат по спец-автозакам. Потаскают по серьёзным кабинетам – под крики «колись, сволочь! – иначе…». Потолкуют в общем.

По итогу, по-любому и полюбовно решат вопрос. Сто пудняк. (Реальные устроители, «отцы» крутой стрелки-разборки всё равно находятся в стороне – внимательно наблюдают за происходящим.)

В конце концов, кто-то кому-то непременно заплатит: типа «нашим легче», «кипиша не надо», «зачем поднимать бучу, брат». Да и успокоятся…

Ведь мы ж таки в России.

Здесь всё решается быстро, на раз. В «ручном» режиме. И на космодроме, и среди гробниц. И наверху, в розовых облаках и далях, где миллионные депутатские зарплаты – и неуёмная запретительно-законотворческая жажда. И внизу, в преисподней, где оклад у работяг 6-7 тысяч – плюс нищета и нескончаемые долги. За вычетом оброка. То есть на погостах, свалках, рынках, овощных базах, складах, в котельных и дворницких.

Ведь порешали же с московскими ларьками без огнестрелов. Хотя обычным торговцам принять участие в аукционах было ой как непросто.

Как рассказывает РБК, в каждой префектуре на аукционах появлялись группы участников крепкого телосложения, устанавливающих свои правила: «В Западном округе нам сразу предложили: начальная ставка аренды – 20 тыс. руб. Будете упорствовать – мы будем сидеть и тупо поднимать ставку до нескольких миллионов. А если вы нам 500 тыс. заплатите, мы вообще участвовать не будем. Берите за 20 тыс. руб. Мы с коллегами разделили места между собой, отдали им полмиллиона, и тендер состоялся», – вспоминал совладелец одной из сетей фастфуда.

И невидимая неисчислимая армия «послушных» мигрантов вновь рассосётся по хованско-бутовским времянкам-съёмникам, баракам и строительным вагончикам. Спрятав по матрасам… пистолеты и обрезы. До следующей кровавой бучи. За личные свои неотъемлемые права. Регулируемые не Правительством и Советом Федераций, – а реально уважаемыми и по-настоящему большими людьми. «Папами».

И ни Путин, ни Собянин и ни Медведев им, «папам», не указ. Потому что за всё «упло́чено» – исключительно и непосредственно по вертикали.