«А днём возводил «берлинскую стену» вокруг свинофермы…»

1146

 

Прочитал надысь про зверька — медоеда,которому всё пох, пиздит всех и жрет всё.

Это же — Гоша Христич.

Гоша Христич, донецкий торчок, был призван в армию на год раньше меня и единственная причина, по которой Гоша несколько раз не загремел в дисбат (дисциплинарный батальон, аналог гражданской тюрьмы, только хуже) — это мощный папа в ЦК Украины.

Папа решил исправить мальчика и отправил его в погранвойска.

Мудрое решение, ага.

С гауптвахты Гоша не вылезал, нашему командованию казалось, что так Гоша будет сохраннее.

На губе Гоша был своим человеком, деваться комендантским терпилам было некуда.

Гоша не был ни в одном наряде за весь срок службы, никогда не вставал при подъёме и не ложился при отбое, у Гоши была своя отдельная жизнь.

Он нюхал всё, что можно, пил практически всё, где мог содержаться, по его понятиям, спирт.

Особо Гоша выделял палаточную пропитку и клей БФ.

Любое его появление в части, в короткие перерывы между гауптвахтой, кончалось дракой или «самоходом»(самовольной отлучкой из расположения части).

Драться Гоша любил, бить его было бесполезно,у него всегда в запасе было 10 жизней.

Единственный человек, который Гошу отправил в больничку, был Серёга Колганов, КМС по тяжёлой атлетике в среднем весе.

У Серёги было небольшое тело и руки, как мои ноги, а ноги — как у бройлерного цыплёнка, увеличенного до человеческих размеров.

Серёга был не очень подвижный, но если Серёге удавалось тебя схватить за гимнастёрку — ты превращался в фарш.

Гоша ночью сбежал из больнички и захерачил спящего Серёгу табуреткой по башке, отчего Серёга слёг в больничку надолго.

Когда пришла прекрасная пора демобилизации, а мы в погранвойсках переслуживали месяца два как минимум, командование решило заключить с Гошей сделку: Гоша делает новый забор вокруг нашей подсобной свинофермы и отправляется в свой любимый Донецк к бабушке.

Материалов и инструмента в части, естественно, не было.

Но с одной стороны от нашей части была какая-то пилорама, куда привозили брёвна, а увозили доски, а с другой — железнодорожное ремонтное депо.

Гоша работал двое суток, по ночам он расхищал «социалистическую собственность» в округе, в том числе сварочный аппарат, а днём возводил «берлинскую стену» вокруг свинофермы, сверху которой приторочил «егозу»(колючая проволока),которую он спиздил уже с нашего охраняемого склада. Когда забор был закончен,Гоша исчез, просто уехал домой. Документы ему высылали по почте.

 

 

Ловитесь в наши сети:

Google Новости: Mayday

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks

Загрузка...