be

Андрей Шмаров
ШЕСТОЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УКЛАД И РОССИЯ.
ЧЕГО БОИТСЯ ВЛАСТЬ
(по материалам ЦМАКП) страница 42

Недавно получил новый доклад ЦМАКП со сценариями глобального развития. Наиболее вероятный вариант для России (вероятность 35%) — ресурсная переферия.

Смотрите, что готовится в мире в ближайшие 20 лет. Просто почитайте нижеследующие слова (это лишь небольшой фрагмент перечня будущих достижений).

«Дети на заказ» – генная инженерия, модификация генома человека для улучшения физических, психических и интеллектуальных характеристик. Регенеративная медицина: выращивание новых (генетически подходящих) органов взамен поврежденных старением, болезнью или лекарствами. Карманные лаборатории с использованием нанодатчиков. Адресная доставка лекарств в определенные клетки с использованием наноструктур. Улучшение отдельных функций мозга с помощью нейропротезов. Дистанционное наблюдение за больными с использованием мобильных устройств и микрочипов. Дистанционное лечение с использованием робототехники. Использование микроимплантов с внешним управлением для микродозирования лекарств.

«Университеты для миллиардов» — массовое дешевое получение знаний, доступ к лучшим преподавателям и образовательным практикам. Возможности быстрого встраивания в мировой рынок труда. Резкое сокращение сроков получения информации по любому возникающему вопросу («ответ на любой вопрос доступен сразу»). Формирование индивидуального набора компетенций в зависимости от интересов и способностей учащегося.

Прикольно вот что. Когда все это изобретут без нашего участия – наше дело будет швах. Гарантированно. Вот только 2 примера.

Дмитрий Белоусов (ЦМАКП) ссылается на дистанционное образование: если пройти его, например, у фирмы «Сименс», сдать все экзамены и получить сертификат, то место инженера вам обеспечено где угодно. А это значит, что «МЭИ, ты кто такой, давай, до свиданья!»

Другой пример вспомнил я, он касается развернутой войны стандартов и требований, в особенности в части безопасности и экологии, ужесточение которых навязывает Запад. Помните, лет 20 назад было объявлено, что самолеты с шумными двигателями в развитые страны не допускаются, мол, жители деревень близ аэропортов невыносимо страдают.

Так вот, на самом деле плевать было на этих жителей — их поголовное переселение на Лазурный берег обошлось бы на порядки дешевле программ тихих двигателей. Идея в другом: чем меньше шума, тем, значит, более экономичный и с лучшим КПД двигатель. То есть, это была программа эффективности, а шум просто ее понятный и чувствительный показатель. Мы по децибелам не вписались и наши ТУ и ИЛы с двигателями от Пермских и Рыбинских моторов выгнали с рынка, теперь летаем на их Боингах и Эрбасах.

Не факт, конечно, что все прогнозы реализуются, у концепции технологического прорыва есть проблемы и оппоненты. Так, ссылаются, например, на сокращение Штатами оборонных программ ввиду провала нового штурмовика F-35.

Тем не менее, основные экономические центры анализируют сценарии глобального развития и планируют свои позиции.

А мы?

Согласно ЦМАКП, наше «окно возможностей» выглядит следующим образом.

1. Вводные

Геоэкономика:
— Новая география углеводородов: самообеспечение основных регионов (сланцевый газ в США, тяжелая нефть в Канаде; африканские энергоносители для Европы, АТР за счет нефти Желтого моря, океанических газовых гидратов, китайского угля)
— Новое распределение производственных потенциалов: реиндустриализация США, постиндустриализация в ЕС (Восточная Европа), завершение «второй модернизации» Китая, создание в Китае полноценной инновационной системы.

Глобальное технологическое развитие – напряженная неопределенность:
— Либо начнется новый технологический рывок, обеспечивающий «уход в отрыв» стран-лидеров и воспроизводящийся разрыв лидеров и отстающих;
— Либо из-за кризиса технологическое развитие резко затормозится; на некоторое время начнется конкуренция издержек и эффективности.

Новая конфликтность:
Велика вероятность новой волны конфликтов, сопровождающих дрейф «глобального центра силы» от США к Китаю (при невозможности прямого столкновения) будет сопровождаться расширением локальных и региональных конфликтов.»

2. На жизненно важных для России рынках резко обостряется конкуренция

На рынке оборонной продукции – усиливается позиция Китая, на рынок оружия выходит Украина. В долгосрочной перспективе – смена стандартов («сетевизация войны», смарт-боеприпасы, безлюдные технологии).

На рынке гражданских самолетов – новые игроки и продукты (Япония, Китай, новая линейка Бомбардье). Технологический рывок (композиты, двигатели). Успеваем ли мы с SSJ и, тем более, с МС-21?

На рынках реакторов – мы уже с трудом конкурируем с Францией на рынках третьих стран (ВВЭР-1000, Китай). В ближайшее время к ним присоединится Китай с линейкой реакторов третьего поколения. Сумеем ли мы создать линейку современных водо-водяных реакторов и удержаться в гонке за создание коммерчески эффективного реактора четвертого поколения (БН-800)?»

3. Энергетика – угрозы для России

Традиционные углеводороды: «сланцевая революция», океанические газовые гидраты, трудноизвлекаемая нефть, «чистая» угольная энергетика.

«Новая энергетика»: продолжаются работы по нанофотонике, усиливаются по возобновляемым ресурсам, улучшается ситуация с созданием супераккумуляторов.

Энергоэффективность – адаптивные энергосети, управление потреблением.

Энергоресурсы становятся все более дешевыми и доступными для главных глобальных центров экономического развития

4. Как оценивается наш научно-технический потенциал

Сильные стороны:
— по абсолютному уровню расходов на исследования и разработки Россия устойчиво входит в пятнадцать стран-лидеров;
— по численности занятых в этой сфере Россия находится на третьем месте в мире, уступая лишь США и Китаю;
— сохраняется широкий фронт проводимых фундаментальных исследований;
— наличие многих элементов инновационной системы;
— появление новых акторов инновационной системы — «Ростех», «Роснано»;
— фундаментальность образования в ряде ведущих ВУЗов;
— креативность интеллектуального потенциала.

Слабые стороны:
— искаженная мотивация инновационной деятельности компаний;
— отсутствие инструментов вовлечение в инновации бизнеса;
— инфляция квалификации в условиях высокой скорости развития и усложнения систем управления;
— несоответствие системы образования долгосрочным потребностям развития;
— недостаточная координация усилий министерств, ведомств, регионов, госкорпораций в научно-технической и инновационной политики;

5. Сценарии для России и их вероятности

Собственный центр технологического развития (вероятность 20%).
Создание собственных центров компетенций, кооперация с иными игроками. Формирование в стране институтов, обеспечивающих работу с внешними центрами силы (включая частно-государственное партнерство, форсайт и т.д.). Активное формирование институтов, ориентированных на поддержку внутренних бизнесов.

Ресурсная переферия (35%).
Разработка энергетических и транспортных технологий, прием на аутсорсинг отдельных технологий стран партнеров.
Копирование институтов стран-партнеров, обеспечивающее максимально эффективную работу с ними.

Встраивание в глобальные технологические цепочки (25%).
Активное участие в технологическом аутсорсинге. Максимальная либерализация прямых иностранных инвестиций

«Умный» сырьевой сценарий (15%).
Разработка энергетических технологий и технологий энергоэффективности. Использование сырьевой ренты для разработки отдельных приоритетных технологических направлений. Активное развитие оборонных технологий.
Экономика крупных корпораций и жесткий институциональный режим.

 

Из комментов: Все это может реализоваться только при условии, что нынешняя финансовая система мира останется в том виде, в котором мы ее видим или прогнозируем видеть. А она не останется.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks