36 часов на воле

26 декабря, 2021 9:46 дп

Игорь Свинаренко

Игорь Свинаренко, 2017 г.:

Темницы рухнут, и – свобода!
Совершенно случайно оказавшись в Берлине где меня не должно был быть – и задержавшись тут так же случайно, так-то улететь собирался в пятницу – я конечно как старый конь который начинает бить копытами при звуке полковой музыки — пошел на известную пресс-конференцию. Которая проходила в Музее Берлинской стены. Стену эту я застал в лучшие ее годы, в 70-е, когда она себя прекрасно чувствовала и обещала пережить египетские пирамиды. К ней и подойти-то нельзя было, там была полоса между двух линий колючки, и по ней ходили погранцы в гдровской форме так трогательно похожей на фашистскую. С русскими автоматами (купленными на деньги советских граждан которые мечтали о колбасе) и с немецкими овчарками – такими же какие лаяли до хрипа на з/к Ходорковского. И с какими любят, без намордников московские отставники-силовики и другие «добрые» люди.
И вот нате – пирамиды и Сфинкс, по которому стреляли еще наполеоновские солдаты, по-прежнему стоят, а Берлинской стены нету, остались для экзотики только кусочки. Символика сама вылезает наружу – вот, именно тут Ходорковский и провел свою пресс-конференцию. Где те чекисты, которые охраняли стену и не пущали ни туда, ни сюда? Получали за ее охрану медали, ордена и звезды на погоны? Квартиры и персональные пенсии? И думали что служба их полна смысла?
Пресс-конференций было даже две. Первая прошла в вип-режиме, для прессы приближенной к МБХ, и туда я как независимый журналист который может и левых обматерить, и оппозицию, не говоря уж про казенных игрушечных медиаменеджеров – не был допущен. С другой стороны – вот, у людей свой праздник, и не с руки нам тут ворчать, дай им Бог здоровья.
Отчего решили собрать прессу в таком маленьком зальчике – поди знай. Небось не ожидали такого наплыва прессы. Я так и вижу Дмитрия Киселева который язвительно говорит в камеру – не в которой сидел МБХ и которая опустела – а в свою говнотелевизионную:
–Никому не интересен экс-олигарх со своими выдуманными проблемами. На прессуху пришло полтора пенсионера выживших из ума чисто пожрать печенек.
Вот и не угадал коллега.
Репортеров набилось уж не знаю сколько – тыщи?

Хорошо я пришел за час и расположился замечательно, у самой трибуны на стуле даже.
Ходорковский сказал если не все, то очень много, главное – точно. (Хотя – почитаем еще вип-интервью, может там есть какие истины не для средних умов.) А именно:
В бизнес не вернется, потому что уже всего в нем достиг. А ради денег нет смысла работать, потому что они и так есть.
Займется – своими товарищами, которые еще в неволе.
Подробней о планах говорить не может, потому что всего только 36 часов на воле.
В Россию не поедет, а то ведь не выпустят обратно.
К Путину чувств особых не испытывает, поскольку знал, что играет в опасную взрослую игру, где ставки велики.
Прозвучала и привычная уже тема, он рассказал о том, что когда садился, то не было ни фейсбука ни айпадов.
И вот что еще любопытно. В своей вступительной речи, открывая пресс-конфренцию, директор музея Стены сказала, что за освобождение сенсационного узника надо благодарить и тех и этих и прочих, а еще – Путина! На этом месте русская часть этого мини-майдана засвистела и заулюлюкала, и даже дуплетом прозвучало «нах@й-нах@й!» И мы не могли не заметить, что Ходорковский ни разу не поблагодарил Путина, и даже фамилию его не стал называть, назвав его один раз «российский президент», а второй раз – «президент нашей страны». Ответка такая пришла ВВП.
Вспомнился тут и другой ВВП – Познер. Который пару дней назад гневно осудил МБХ. В продолжение своей старой темы – когда он при советской власти рассказывал на Западе, что в СССР нету политзаключенных и там ни одного диссидента. И вот ему и теперь не стыдно, — да нам-то что, это его проблемы. Некоторые просто всё помнят, где кто был и кто на кого работал, за какие коврижки и какие поблажки, и какие у кого в шкафу если не скелеты, то хоть мундиры.
В заключение – именно так, а не в заключении – МБХ сказал, что по майдану у него недостаточно фактуры, но что касается Юлии забыл я отчество, то ей он желает скорейшего освобождения! А как это делается президент Украины мог бы прояснить в Москве, где нередко бывает.
Ну понятно, кто-то радуется, а другие злятся: ах зачем его выпустили, пусть бы и сдох там. Что поделать, гражданская война в России продолжается, никто ее не отменял и не объявлял о ее окончании. И миллионы одних граждан РФ ненавидят других граждан своей страны и мечтают чтоб те сдохли в мучениях. Что с этим можно сделать – непонятно. При худшем раскладе мечты обеих армий, Белой и Красной, сбудутся, и русский народ исчезнет с лица земли. Кстати многие народы успешно опробовали эту схему на себе. Как остановить этот процесс и работают ли еще эти тормоза – сказать никто сейчас не может. Впрочем всегда остается надежда на чудо.
И вот я про что еще подумал там.
Летом, в июле, я в Москве на Ярославском вокзале встречал Навального, которого выпустили из тюрьмы в Вятке. Сделал фоторепортаж, он где-то висит в ФБ. А зимой, вот в декабре, в Берлине в музее Стены я встречаю опять же после отсидки – Навального. Конечно, никто не забыт и ничто не забыто, они не дарят нам ничего а просто отдают то, что им не принадлежало – но такое чувство что жизнь стала потихоньку налаживаться.
С наступающим вас, друзья, и новых вам добрых новостей!