ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ TELEGRAM

797

 

ТАСС

Коллизия вокруг Telegram поставила перед нами ряд вопросов. Что хочет власть? Что хочет общество? Проблема лишь в лишении нас сетевой анонимности или она гораздо глубже? Как ни странно, но наиболее адекватный ответ принадлежит не «САРКИС ДАРБИНЯН VS ДЖИН КОЛЕСНИКОВ», а записному лоялисту Петру Акопову во первых строках его пропагандистского текста.

Или, вернее, даже не в тексте, а в его заголовке: «Телеграм» пытаются использовать для удара по российскому государству».

Далее, впрочем, он разъясняет: «Понятно, что, в случае если бы Россия пошла на попятную, прецедент «Телеграма» тут же стал бы использоваться всеми, кто желает ослабления российского государства. Решение о давлении на «Телеграм» в России было принято российским судом — и не могло не исполняться теми органами, которые за это отвечают».

На самом деле Акопов ошибается в правовой логике или же специально наводит тень на плетень.

«Орган», на который он намекает, тот, что должен что-то там исполнять судебное, собственно, сам и затеял судебный процесс. То есть сочинил иск, сослался в нем на «закон Яровой» и обратился с требованием в суд, поскольку суды у нас, к сожалению для некоторых, пока еще лишены такой инициативы и формально должны лишь соблюдать состязательность сторон. А потом он же, этот орган, который обратился в суд, стал исполнять судебное решение, инициатором которого явился. Поэтому последовательность тут другая. Если бы Роскомнадзор не обращался в суд с одиозным иском о запрете Telegram, то и не нужно было бы ему исполнять одиозное и по сути неисполнимое судебное решение, в этом случае оно бы попросту отсутствовало. Да и Запад не смог бы использовать «прецедент» для удара по российскому государству, поскольку такого прецедента тоже бы не существовало.

Но Акопов безусловно прав в другом.

«Прецедент» Telegram — это тест на то, следует ли нашему обществу следовать абсолютно всему, что придумывает оторвавшаяся от жизни, зажравшаяся и шизофреническая власть всяких ириняровых, мезулиных и наталийпоклонских во главе с солнцеликим несменяемым лидером нации. При том что мы обязаны согласиться: право — это, правда, когда люди следуют собственному законодательству, а бесправие — когда законы не исполняются, а субъекты права действуют по понятиям.

По мысли Акопова, в планах враждебного России Запада, чтобы граждане России наконец дошли своими мозгами, что власть в лице ее высокооплаченных фигурантов не действует в интересах общества и его свободы, и отказались бы по этой причине исполнять ее идиотские постановления. Тогда наступила бы полная и окончательная деструкция режима России, несмотря даже на шустрые ракеты с ядерным движком. В то время как в планах непосредственно власти России постоянная тренировка граждан идиотскими и аморальными законами, начиная, как вы помните, с «закона подлецов», запретившего усыновление российских сирот-инвалидов иностранцами и обрекшего многих из них на быстрое и мучительное умирание. Так как это сильно дисциплинирует сомневающихся.

Причем «закон подлецов» общество очевидно проглотило, не найдя в тот момент механизмов сопротивления. Иными словами, оно не смогло создать такое подполье, которое бы по тайным каналам, как негров-рабов с рабовладельческого Юга, переправляло бы несчастных сирот новым иностранным усыновителям — долларовым миллионерам. И теперь эти дети по большей части погибли от любви Родины к своей суверенности. А вот с запретом Telegram такой номер не прошел, так как услугам либералов был предложен сервис VPN, благодаря которому российское общество научилось массово не исполнять закон Ирины Яровой и решение Таганского суда. Как однажды уже отказалось подчинятся запрету иностранного сыра пармезана, перевозя его через границы в чемоданах с двойным дном, игнорируя таможню.

Лиха беда начало — сопротивление может пойти и в глубь, и явно наступает время, когда будут тайно доставлять в Россию лекарства от насморка, что тоже немало разъест российский режим, хотя последний и пытается постоянно взнуздывать общество новыми идиотскими запретами.

Вот недавно, например, прошел слух о готовящемся запрете перевозить детей в колясках в метро. (У властей России какой-то пунктик насчет детей.) Что на самом деле и не является совсем уж таким людоедским проектом, поскольку в час пик с коляской передвигаться в метро действительно затруднительно. Скорее претензия общества в данном случае заключалась в том, что этот запрет, как и все другие, не создавал разумной альтернативы. Как вообще тогда люди должны перевозить детей? Может быть, в чемоданах? Не ясно. Не зря же Минтранс в конце концов отказался от своей инициативы и запретил лишь перевозить детей в колясках по эскалатору, так что через ряд станций, где нет эскалаторов, дети в колясках, да и инвалиды в инвалидных креслах, все же могут спокойно проникнуть в российское метро и куда-нибудь все же добраться.

Большой вклад в запретительное тестирование народонаселения сделал спикер Госдумы Вячеслав Володин. На встрече с представителями деловых и экспертных кругов он выступил за введение уголовной ответственности за исполнение санкций США на территории России, пусть даже такое исполнение происходит и не специально, а чисто по недоразумению.

Поясню. По этому проектному нововведению можно отправить в места отдаленные да хоть бы и меня, поскольку я решительно отказываюсь ездить в Крым, но черная метка прилетела прежде всего Герману Грефу.

Статья в патриотическом издании так и называется «Грефу придётся сушить сухари» с комментарием от Сережи Маркова: «Я сейчас как раз нахожусь в Крыму. И действительно, ни Сбербанк, ни ВТБ здесь не работают. Видимо, прежде была надежда, что такие крупные банки санкции обойдут. Поскольку в интересах страны, чтобы стратегические компании и организации удалось вывести из-под удара. Но эта стратегия оказалась неудачной и даже провальной». Раз так, то мы будем бить всех тех, кто готов к переговорам, компромиссам и не прочь сдаться в холодной войне. А затем перейдем к рядовым любителям сыра, Telegram и нелюбителям Крыма.

В начале статьи мы спрашивали: что хочет власть? Очевидно, провести учения по полной программе — имитируя блокаду «Острова Россия». Рубануть топором по кабелю и посмотреть, что из этого выйдет. Что хочет общество? Сорвать блокаду и пробиться на Большую землю по Дороге жизни.

Борьба эта полна драматизма, на который, в частности, намекает известный эксперт в области медиа Иван Засурский.

Вот как отзывается он о главе Роскомнадзора:

«Всем, кто ругает Жарова, полезно будет вспомнить, что несколько ключевых сотрудников сидят под домашним арестом. Он не самый плохой человек — в такой ситуации что угодно, наверное, закроешь. Даже то, что не закрывается».

То есть о чем говорит Засурский? Все не так просто и не все является тем, чем кажется. Какую только оду не напишет Сталину и его генеральной линии главный редактор газеты «Известия» Николай Бухарин, лишь бы чекисты не похватали сотрудников. (Бухарина это, правда, не спасло.) Чего только не попытается отрубить Жаров, лишь бы от него отвязались. На что пойдет Греф, чтобы сохранить свой банк и долю в нем. На что пойдет Сережа Марков, чтобы продолжать числиться директором своей конторы «Рога и копыта». Но что, может быть, в какой-то степени объясняет, почему Telegram продолжает работать.

Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС