«Я за это варенье мог Родину продать…»

6117

Уходя на сиесту.

Нам, выросшим на сливовом повидле, мало чего досталось из вкусного. Многие мои сверстники с умилением рассказывают, как ели при Сталине вместо пирожных кусок хлеба с маслом, посыпанным сверху сахарным песком.
Я в гостях всегда ждал торта, у Левиных бабка делала наполеон, медовик и тейгеле. Девочка у Левиных была противная, а десерт отличный.

У всех остальных было только брусничное варенье и только у Михлиных бывало в сезон варенье из белой черешни, я за это варенье мог Родину продать.
Был один дом, где конфеты (Мишка, грильяж и белочка) каждый день стояли в хрустальной вазе, не на праздник, а каждый день, как квашенная капуста, я туда хотел всегда, но звали редко, у них своей родни было целый вагон.
Мне теперь уже ничего этого нельзя, я стал равнодушен, но иногда, варенье из белой черешни льётся в моих снах, как Ниагарский водопад. Вот так сталинский режим довел нас до диабета.