«Удивляясь схожести коммунистов всех стран…»

983

Андрей Морозов:

— У вас не будет зажигалки? – спросил молодой парень, выбежавший из отеля. Спросил почти тем же тоном, как менты документы. Я аж вздрогнул.
— Погода сегодня портит настроение, — сказал он прикурив. Шел мелкий дождь.
— У нас, в Питере, это обычное дело.
— А я ни разу не был в Петербурге.
— Почему?
— Не получилось. В Москве, Владивостоке, Новосибирске был несколько раз, а в Петербурге ни разу. Его же после войны построили?
-После какой войны?
— Второй мировой…
Я тревожно присмотрелся. На вид лет тридцать, хорошо одетый, модно пострижен.
— Я из Китая, — пояснил он.
Мне стало легче. Судя по его русскому, никогда бы не подумал бы, что иностранец.
– У вас зарубежную историю не преподают?
— Нет. Только про Китай.
— А… Тогда понятно, — и кратко рассказал кто и когда построил город на Неве.
— Это ведь он назывался Ленинградом? – спросил китайский товарищ.
— Так он назывался при коммунистах.. Они, кстати, у вас до сих пор у власти. Не надоели?
— Заебали, — неожиданно ответил по-нашему товарищ. – Недавно приняли закон, по которому главный будет сидеть до смерти. Как ваш Путин.
— И ничего сделать нельзя?
— Не. Они тут же начинают стрелять. А сами… Я приехал с делегацией, на переговоры. Так эти коммунисты платят за номер пять тысяч рублей, а в чеке пишут двадцать, потом дома эти деньги делят.
«Как всё знакомо», — подумал я.
— А еще они снимают шлюх, платят им по пятнадцать тысяч рублей за час… вот на что тратят государственные деньги…
— Пидарасы, — сказал я, удивляясь схожести коммунистов всех стран.
— Ага.. Пидарасы, — согласился китайский товарищ.
Я решил сменить тему, и спросил, когда Китай нападет на Россию.
— В ближайшие сто лет точно… Нас ведь с детства учили в школе, что Владивосток и Сибирь наши, только русские завоевали их, когда были сильнее, а мы были слабыми…
— То есть теперь вы сильнее?
— Нет, у вас есть СС-400 и СС-600… Но у нас другая тактика: заселения России..
— То есть?
— Наши ребята едут к вам работать, знакомятся с вашими девушками, они рожают детей, те уже китайцы… Вы представьте, у нас уже полтора миллиарда живет, и это ведь только официально, еще полмиллиарда без паспортов. Я был второй ребенок в семье, к тому же татарин, у нас много национальностей («вот почему я принял его за местного» — подумал я), меня пять лет прятали в деревне у бабушки с дедушкой, только недавно разрешили иметь второго ребенка. А где всем жить? Но вы пока сильные…
— Пока?
Китайско-татарский товарищ улыбнулся большими белыми зубами и ничего не ответил. Я поблагодарил за откровенный разговор, и пошел в номер.