ТИХИЕ ГРОМКИЕ УБИЙСТВА

0
1901
 10

«Внимай же, Гамлет, говорят, что я
Уснул в саду и был змеей ужален.
Народа слух бесстыдно обманули (…)
Когда в саду я спал по окончании обеда
Подкрался дядя твой со склянкой сока
Злой белены
И яд мне в ухо влил…» (W.S)
«После большевистской революции 1917 года тайные отравления были с успехов взяты на вооружение новой властью.
В ЧК-ОГПУ для этих целей существовала т.н. специальный «тайный кабинет» или «лаборатория Х». Ее первым руководителем стал выпускник Бакинского университета профессор Григорий Майрановский. Именно под его руководством был изготовлен целый арсенал средств для исполнения тихих внесудебных приговоров. Результат работы сотрудников «лаборатории» не заставил себя долго ждать. В 1928 году одной из первых жертв стал адмирал Врангель, который скончался в Голландии, выпив неизвестного яду.
Иногда факты криминальных отравлений становились известными из-за предательств в самих спецслужбах. Например, долгое время считалось, что антисоветский писатель-эмигрант Лев Ребет умер от инфаркта в октябре 1957 года.
Но четыре года спустя сотрудник КГБ Богдан Сташинский бежал за границу и рассказал, что он прыснул в лицо Ребету ядовитый газ из специального баллончика, встретившись с ним на лестнице. Другой небезызвестный «контрреволюционер» Степан Бандера в 1959 году также был устранен Сташинским в Германии. Агент выстрелил в него капсулой с ядом из специального пистолета.
В 1958 году с помощью радиоактивного талька пытались убить советского перебежчика Николая Хохлова, которому КГБ поручил убить бывшего главу Временного правительства Александра Керенского. Хохлова с большим трудом спасли американские врачи, целый год он провел в больнице.
Еще одна известнейшая спецоперация тайных служб — ликвидация болгарского диссидента-перебежчика Георгия Маркова в 1978 году в Лондоне. Неизвестный как бы случайно задел болгарина на автобусной остановке, уколов его в ногу ЗОНТИКОМ. На конце зонтика был рицин — чрезвычайно мощный яд растительного происхождения, смертельная доза которого в 80 раз меньше смертельной дозы цианистого калия. Марков умер спустя четыре часа. Жизнь другого болгарского политического эмигранта, Владимира Костова, получившего «укол зонтика» в парижском метро, была спасена врачами. Ядовитая капсула была извлечена из его тела вовремя. Воск, которым было заклеено отверстие в капсуле, не успел растаять и рицин еще не проник в организм.
В 70-е годы с помощью инъекции с ядом КГБ пытался «убрать» и Александра Солженицына. Однако из-за технической ошибки (операцию проводили, когда Солженицын стоял В ОЧЕРЕДИ в магазине) секретному сотруднику не удалось ввести весь яд в тело жертвы.
Несколько дней писатель был между жизнью и смертью, но ему все же удалось выжить. В 90-х годах сам агент, испытывая угрызения совести, публично выступил с покаянным признанием в прессе и попросил прощения у Нобелевского лауреата.
Вышла осечка и с советским гражданином и двойным агентом ЦРУ Борисом Коржаком. Он почувствовал укус комара, но вначале не обратил на это внимания, а когда началось внутреннее кровотечение и аритмия сердца, поспешил к врачу. Доктор извлёк из места «комариного укуса» микрокапсулу с рицином.
С распадом СССР череда громких убийств с помощью ядов не прекратилась, а наоборот, обрела новое качество. Первой ласточкой криминальных отравлений новейшей истории пространства бывшего СССР стала смерть банкира-олигарха Ивана Кивелиди. В 1994 году его отравили, обработав ядом телефонную трубку. Следователи установили, что злоумышленники поместили крохотную каплю смертоносного вещества нервно-паралитического действия зарина в углубление для винтика. Причем вещество это было настолько токсичное, что после первого же звонка по зараженному телефону погиб не только сам банкир, но и его секретарша.
Еще один известный петербургский предприниматель – Роман Цепов также был отравлен неизвестным ядом несколько лет назад. Буквально за несколько дней все его тело покрылось язвами, а вены лопались от малейшего прикосновения. Первоначально предположили, что Цепова убили смертельной дозой колхицина – вещества, которым лечат лейкоз. Однако в кулуарах упорно ходили версии отравления радиоактивным веществом. При вскрытии уровень радиации от его тела в сотни раз превышал допустимую норму.
Отмечено и несколько случаев применения «спецсредств» против журналистов. Так, от отравления неизвестным веществом в 2003 году скоропостижно скончался Юрий Щекочихин.
Другой нашумевший случай — отравление Анны Политковской, которая, выпив чашку чая на борту самолета, летевшего на Северный Кавказ, внезапно потеряла сознание. Тогда ее удалось спасти. Впрочем, спустя несколько лет Политковская была застрелена в подъезде собственного дома.
Врачам-токсикологам с большим трудом удалось спасти другого российского общественного деятеля и журналиста Владимира Кара-Мурза, у которого из-за отравления неизвестным ядом один за другим стали отказывать основные органы – легкие, сердце, почки, печень.
Громким скандалом применения «спецсредств» обернулось использование секретного усыпляющего газа в ходе освобождения заложников в театральном центре на Дубровке в 2002 году. Газ на основе наркотического вещества фентанила (а по другим данным – фторотана) быстро усыпил как 40 террористов, так и около 800 заложников – зрителей «Норд-Оста». Однако из-за ошибки в расчетах с концентрацией газа в закрытом помещении более 130 заложников так и не проснулось. Это стало самой массовой в истории смертью людей от химического отравлений в ходе проведения спецопераций.
Большой общественный и политический резонанс вызвало также убийство в 2006 году в Лондоне бывшего сотрудника российских спецслужб Александра Литвиненко, которого устранили с помощью радиоактивного полония-210. Радиоактивный яд был подсыпан в его чашку чая.
В 2000-м году был рассекречен документ, в котором излагались планы ЦРУ по уничтожению кубинского лидера Фиделя Кастро. Предлагалось подсыпать таллий в его ботинки, отчего у пламенного кубинского революционера выпала бы его знаменитая борода, и таким образом он лишился большей части своей харизмы. Изучалась также возможность распыления наркотика ЛСД в студии радиостанции, на которой часто выступал Кастро. Под влиянием ЛСД Кастро в прямом эфире должен был понести околесицу, что опять же привело бы к потере его авторитета в глазах рядовых кубинцев.
В конце 60-х спецслужбы разработали план отравления Нельсона Манделы (в качестве яда был опять-таки выбран таллий).
Интересно, что первой популяризировала таллий как средство тайного убийства знаменитая писательница Агата Кристи. В ее романе «Вилла Белый конь» в центре детективного сюжета — таллиевое отравление. О действии ядов писательница знала т.к. работала в госпитале во время I мировой войны. Не раз Агату Кристи обвиняли в том, что именно она ввела этот яд в криминальное обращение, подсказав настоящим преступникам способ отравления солями таллия.
Отравления в ходе предвыборных кампаний, тоже «изобретение» новейшей истории. Виктору Ющенко – фавориту украинской президентской гонки 2004-го года в пищу был подмешен сильнейший яд и канцероген – диоксин, от действия которого лицо кандидата покрылось уродливыми угрями. Это, по мнению отравителей, должно было отвратить от него значительную часть электората, в первую очередь – женщин.
Другой пример из истории «криминальной токсикологии» – отравление премьер-министра Грузии Зураба Жвания, которого нашли мертвым в квартире в 2005 году. Все выглядело так, будто грузинский премьер отравился угарным газом из-за неправильного обращения с иранской печкой. Никто поначалу даже не заподозрил в этой смерти злой воли. Однако в ходе следствия, проведенного американскими специалистами, выяснилось, что премьеру в коньяк подлили пентакарбонил железа, отравление которым можно закамуфлировать под отравление угарным газом.»
(И. Эфендиев, 
врач-токсиколог, доцент )