Tanya Loskutova. «Мать». Роман.

828

Звонит сынок. Из Чикаго аж. Дышит в трубку…
— Мамуль, я…это… В общем, как ты себя чувствуешь?…
— Прекрасно… А почему ты спрашиваешь? У вас всё в порядке ?/ Мы иногда по сто раз на дню говорим/.
— Да … нет… вообще-то… да, тоже хорошо… Недавно тут Стивка звонил,… Катьку поздравлял, ну,
я и подумал… Только ты не обидишься?… Ты лучше сразу скажи… Чтоб потом не смеялась, ладно?…

Ладно, говорю, только скажи, над чем не смеяться…

— Ну, это… Сегодня День матери… Вот, поздравить захотел… тебя… тоже… (это, понятно, он говорит).

Спасибо, отвечаю, очень тронута, в смысле, очень мне это приятно!..
— Вот видишь, — говорит, — ты уже смеёшься!…
— Да с чего я должна смеяться?!- кричу я.- Я же всё-
таки тоже мать!…

Так ты кроме нового года никаких праздников не признаёшь, ( это уже Алёшка кричит), да и Новый год
у тебя ненормальный, вон, гирлянда ёлочная с лампочками девятый год светится: назначила себе Новый год 14 мая в 7.30 вечера отметить — на тебе, аккурат в 7.30 наверх смотришь, где колокольчики,
и вставать, чтоб включать не надо, только чокнуться и остаётся!…

Ну ничего, простились, как люди…
А тут как раз ПРИШЁЛ ФЕЛЯ.
Кто это звонил, спрашивает…
Алёшка, отвечаю .
Опять, удивляется ФЕЛЯ , у них всё в порядке?
Всё хорошо, говорю, не волнуйся, просто Алёшка назвал меня неправильной мамой , не сказал, в
каком смысле… Может, он имел в виду «ненормальной», шучу я.

— Я ему этого не говорил!!! Клянусь, это не я, он же мог и своим умом к этому придти, —
возмущается ФЕЛЯ .
И быстро… Нет, и очень быстро уходит…