«Суд открыто выступает органом уголовного преследования…»

473

Второй раз СК выходит в суд с ходатайством об изменении Малобродскому меры пресечения.

Заметьте, второй раз выходит в суд сам инициатор нынешнего заключения Малобродского под стражей.

Что суду в данном случае еще нужно? Никакой ответственности у суда за дальнейшее поведение арестованного, будь то под стражей, или домашним арестом, нет. У прокуратуры вообще декоративная роль.

Всю ответственность берет на себя СК.

Почему второй раз происходит какая-то драма, да еще сегодня отягощенная сердечным (похоже) приступом арестованного? У меня ощущение, что суд и прокуратура, понимая, что у СК почему-то (не знаю почему, оставим за скобками) нет возможности продолжать держать его под стражей, хотят заставить СК принять это решение самостоятельно.

А СК может, изменив меру пресечения на иную, более мягкую, но не ту, что избирается судом. Там остается только подписка о невыезде, или поручительство.

А СК, понятно, тоже не хочет уходить на совсем мягкие меры пресечения, вот и бегает в суд.

А суд, в данном случае, явно издеваясь над СК (сам в шоке), попутно издевается над живым человеком (тут не удивлен).

Кто в данном случае лучше выглядит? Никто! Но хуже всех суд, потому что, участвуя в каких-то непонятных нам играх, суд открыто выступает органом уголовного преследования. К сожалению, он давно таким является де-факто, но здесь он это проявляет открыто и де-юре.