РЕНОМЕ ПРОДВИНУТОЙ АМЕРИКАНКИ

Наталья Троянцева:

В Америке я никогда не была. Но менталитет американцев – в самых сущностных и важных проявлениях – я не просто уважаю, я его исповедую. Мне понятен и симпатичен принцип: помоги делом. Не словом, как предпочитают доморощенные кухонные психоаналитики – и в официальном статусе, в том числе, а – именно делом. Поделись излишком, подставь плечо. А главное – не осуждай чужих промахов, но и не участвуй в их исправлении.

Пресловутая американская улыбка с неизменным «I`m o`key!» свидетельствует: все мои проблемы – моё частное дело. Если я вижу возможность решения, обращусь за конкретной помощью. Если не помогут – значит, нет возможности помочь. Обращусь к другим. А, вероятнее всего, сам найду выход.

В увиденной на днях американской комедии, где подробно рассматриваются взаимоотношения матери и двадцатилетнего сына, я ещё раз убедилась, что всё, чего хочет от матери повзрослевший американец, это – чтобы она оставила его в покое и жила своей жизнью. Мне это представляется абсолютно естественным. Именно так я и повела себя, когда моему сыну исполнилось восемнадцать. Правда, я, вероятно, составляла слишком большую часть его жизни в детстве, и ему оказалось трудно смириться с тем, что не только ему предоставлена полная свобода действий, но и моё существование абсолютно подчинено творческой реализации… Сейчас все недоразумения исчерпаны, конечно. И я хорошо помню, как дошла до ясного понимания: сильная и страстная любовь к ребёнку может искалечить его будущее и, как минимум, лишить сил для самостоятельного действия. На это понимание и опиралась.

Ещё мне попалась на глаза дельно и подробно написанная заметка о том, как русскому IT-шнику реализовать себя в американском IT-бизнесе, с минимальными моральными и материальными затратами. Я обратила внимание на разницу между российским и американским подходом к решению поставленной задачи. В частности, если русские делают – вполне логичную, в общем – ставку на максимальную функциональность предлагаемого продукта, то для американцев куда важнее максимально благоприятная атмосфера перспективного сотрудничества. Поэтому они вначале выявляют общую культуру компании и её репутационный ресурс. При этом, что характерно, почти все вопросы, включая договорённости о многомиллионных тендерах, обсуждаются по скайпу, а личная встреча – итог успешных переговоров. Подписание же контракта – результат подробнейшего предварительного обсуждения.

Русские, напротив, обязательно стремятся встретиться лично, при этом заручившись поддержкой априори, и убеждены в необходимости тщательного сопроводительного консалтинга. Но при этом факт подписания договора – вовсе не конец обсуждения его дальнейшей реализации, а только начало. Что, по-сути, весьма забавно. Отсутствие уверенности в логике собственных шагов, на мой взгляд, делает бизнес заведомо уязвимым.

Эти рассуждения и меня сориентировали в нужном направлении, ещё в большей степени акцентировав формат и масштаб ответственности в постановке задачи взаимодействия с миром деловых людей.

А ещё я подумала, что стать стопроцентной американкой можно и – живя в России.

 

 4