«Потом — фигак — и 17-й год…»

14520

…наступление диктатуры всегда происходит почти незаметно: увеличение пенс. возраста, слежка за вашими счетами, нарушение законов на мелком, казалось бы, бытовом уровне, цензура в соцсетях, полный крах здравоохранения, ну и так далее, сами знаете.

Таким образом (делаю перескок) мы пожили достаточно хорошо лет так примерно 25.
Короткий такой период относительной свободы.

Ахматова как-то сказала, что с появлением символизма русские стали европейцами.
Потом — фигак — и 17-й год.
— Это какие такие русские? (спросил Васечка). — Дружбаны её штоле? Так они ими и были. А в деревне никаких таких европейцев сроду не бывало.
(Напомнило, как Порфирий Петрович сказал о Раскольникове: А куда он сбежит-с? Русский мужик такой иностранец, что не приведи господи (не дословно).