«Не отменяют обязанность суда защищать конституционные права человека. Даже во время войны…»

877

Как утверждают близкие Трампу люди, в Белом доме он остаётся верен себе. Ведет себя так и делает ровно то, что обещал во время избирательной кампании. Проблема только в том, как заметил один местный аналитик, что Трамп, похоже, эту кампанию в своем воображении всё ещё не завершил.

Чем заинтриговала третья неделя?

1. Решением апелляционного суда в Сан Франциско. Суд отказал президенту в возможности реализовать указ о приостановке иммиграции и путешествий в США граждан из семи стран БВ и Африки (Иран, Ирак, Ливия, Сомали, Ливан, Сирия, Йемен) и программы приёма беженцев. Президент подавал апелляцию на решение суда нижней инстанции, который очень оперативно ввёл запрет на исполнение указа по всей стране. Все путешествия и передвижения из указанных адресов в США и обратно (пока) возобновились.

Чем мне показалось любопытным решение суда, довольно занудное на вид? В конце концов, бан это на мусульман или не бан, а всего лишь попытка регулирования притока пришельцев из подозрительных мест — что это меняет по большому счёту?
А вот что.

Во время слушаний дела об апелляции адвокат департамента юстиции, представлявший интересы президента, нажимал на то, что Трамп имеет право принимать любые решения о въезде в страну иностранцев, руководствуясь соображениями национальной безопасности, без вмешательства извне. Решать, кому отказывать в визе — прерогатива президента, настаивал юрист. Минуточку, тут же прервал его суд. Означает ли это, спросил адвоката судья, что решения президента по вопросам национальной безопасности и иммиграции, по-вашему мнению, вообще не подлежат рассмотрению судом? Да, ответил тот, это вотчина президента.

Суд подумал — и не согласился.

Вот что написано в единогласном решении суда, в состав которого, кстати, входят назначенцы трёх президентов (Обамы, Буша и Картера): считать действия президента по обеспечению безопасности и регулированию иммиграции не подпадающими под рассмотрение суда на предмет соответствия Конституции противоречило бы «фундаментальной структуре нашей конституционной демократии». Авторитет и экспертиза правительства в вопросах национальной безопасности не отменяют обязанность суда защищать конституционные права человека. Даже во время войны.

Де факто суд признал, что право на справедливое судебное разбирательство есть не только у граждан США, но и у тех, кто является владельцами американских виз.

Вообще, решение суда очень интересно, но его пересказ потребовал бы отдельного (очень длинного) поста.

Что делать Трампу после эдакого прокола? Юристы говорят, что у президента два варианта: первый — продолжать апеллировать и дойти до Верховного суда. Этот путь для Трампа почти бесперспективен по разным соображениям. Второй — выпустить новый документ о контроле за иммиграцией, написанный более профессионально и очерчивающий более узкие границы его действия. Именно этот второй путь — кратчайший к достижению цели, если целью является закручивание гаек с притоком опасных личностей в страну. Сам же Трамп пока отреагировал на решение суда в Сан Франциско довольно абсурдным сообщением в Твиттере: «Увидимся в суде!»

2. Волнением в Госдепе и Совете национальной безопасности. Вашингтонские бюрократы и дипломаты не в своей тарелке. Везде брожение и беспокойство. О чем волнуются? О том, что мнением профессионалов Трамп пока пренебрегает. Хорошим примером тут было письмо несогласия, распространённое по каналам Госдепа и посольствам США, в котором сотрудники ведомства опровергли заявленную цель указа Трампа по иммиграции, утверждая, что приведение его в действие принесёт Америке вред. Подписало письмо больше тысячи человек — небывалая для Госдепа инициатива.

Нервозность и в Совете национальной безопасности, чьи сотрудники, как пишут газеты, подозревают, что ведомству грядёт проверка на верность президенту и боятся, что принятие важных политических решений уплывает в руки военных. На прошлой неделе министр обороны США чуть не отправил американских моряков перехватывать иранский корабль — чтобы проверить, не везёт ли судно оружия в Йемен. Трамп ведь решил всеми силами препятствовать иранским усилиям по поддержке терроризма. Операцию по перехвату отменили, но вопрос о том, что произошло бы, вступи американские ВМС в обмен огнём с иранским флотом , завис без ответа.

Что вы считаете главным вызовом президенту Трампу на международной арене в ближайшее время? — спросил  журналист одного американского карьерного дипломата, проработавшего послом США на Ближнем Востоке и в Азии пару десятков лет.

— Иран — только одна из проблем, — ответил тот. — Ближний восток, как водится, обязательно обеспечит новый конфликт. Но именно во время правления Трампа Северная Корея после долгих лет подготовки получит, наконец, возможность нанесения ядерного удара. На правление Трампа придётся день, когда она запустит ракету с ядерным зарядом, которая направится к берегам Соединенных Штатов Америки. Нам об этом станет известно, продолжал дипломат, скорее всего, заранее. И для президента настанет момент реагировать. Что он будет делать?

Один из вопросов, как здесь говорят, на шестьдесят четыре тысячи долларов.