«Нас в марте топорами зарубят и правильно сделают…»

1809

Ответственность за неудачный запуск «Союза-2.1б» лежит на епископе Лукиане, который освящал ракету-носитель перед стартом. Об этом сообщил протодиакон Андрей Кураев. Российская ракета с 19 спутниками упала в океан. Второй пуск закончился катастрофой. Епископ Благовещенский и Тынденский Лукиан освящал «Союз-2.1б» (c)

В Кремле висела зловещая тишина. Путин строго спросил:
— Ну и? Долго у нас ракеты со спутниками падать будут?
Двух министров с инсультом вынесли в предбанник сразу. Шойгу и Рогозин откашлялись и начали издалека:
— Вы понимаете, Владимир Владимирович, это рептилоиды с масонами нам палки в колеса вставляют, сбивают наши ракеты специзлучателями. У нас всё работает как часы. Никто не смеет смешить наши искандеры. Всё — под контролем!

— Вы что, шутки шутить перед выборами президента удумали? То ракеты у вас на бок валятся, то росгвардейцев кто-то расстрелял случайно на дне рождения воров в законе, то кто-то решил на «Маяке» проводить испытание нового оборудования, и в процессе остекловывания высокоактивных радиоактивных отходов пизд@нуло так, что облаком рутения накрыло земной шар трижды, киты повсплывали, тайга загорелась, нибируанцы радиограмму шлют на суахили, угрожают тоже садануть атомным оружием в знак соседской любви. Вы так в предвыборной компании готовите медийное поле? Нас в марте топорами зарубят и правильно сделают.
— Про рутений это враки, не было никакого взрыва и облаков.- Замотал второй головой министр здравоохраннения и гневно тряхнул хоботом с жабрами.

— Мы приняли ряд мер по улучшению имиджа власти в глазах народа. — Рослый седоволосый мачо бодро развернул голограмму и отрапортовал,- Семнадцать миллиардов мы потратили на транспаранты «Путин — наше всё, кто голосует против всех, тот- лох!», разместим в местах наибольшего скопления народа: в поликлиниках и на кладбищах. Двадцать миллиардов потратим на имиджевые мероприятия: кормление белок и бомжей, полеты с журавлями и поход с ежами по грибы, доставание амфор со дна и денег из заначек охлоса, встреча со школьниками и кручение спинера. Сорок четыре миллиарда, вытащенных из социалки у врачей, пенсионеров, учителей и студентов, мы потратили на военно патриотический блокбастер «Сильная Россия», вас Дикаприо сыграл, по сюжету выборы выигрывает Собчак, сразу же на Россию нападает Украина, Сирия, Никарагуа, Южный Судан, Уганда и Северная Корея, кругом- нищета, разруха, оплавленные воронки, ужас, стон, плач стариков, Собчак открывает калитку бункера, поправляет каре и говорит:»Значит так, мне не до херни, у меня — корпоративы на Карибах, давайте тут сами. Вы что для страны сделали вообще, прихлебатели и гадёныши?», камера наезжает крупным планом на расхристанную женщину на паперти, на её руках — ребёнок, она не может идти от голода и усталости, измождённо ползёт в сторону Собчак, пытается протянуть руку к ее лабутенам, та её гневно отшвыривает, плюет, садится в президентский мерседес и уезжает, показав в зеркало фак, зловеще по-мефистофельски хохочет.

Тут выезжаете на белых конях вы, Янукович, Мугабе, протягиваете женщине краюшку хлеба, поднимаете с земли простую красивую русскую женщину, это архетип нашей страны, измученной, изнасилованной олигархами, настрадавшейся, уставшей от всех междоусобиц и страшного, удручающего долгого и несносного двухмесячного правления Собчак, вы отряхиваете женщину от пыли времён, от державного безразличия первой женщины президента, отдаете ей свой айфон и пиждак, вынимаете из её седых волос грязную белую ленту, берёте под крыло и говорите тихо:»Ну, полно, теперь я- здесь, теперь всё будет хорошо.» К вам бегут дети, доярки, крановщицы, пескоструйщицы, рыбаки, чесальщики мотального завода, Харви Вайнштейн, Кевин Спейси, фрезировщики, маркетологи, барбершоперы, стартаперы с намайненными биткоинами, все они плачут, каются, что голосовали за Собчак под давлением обстоятельств и потому, что им перед входом Белковский раздавал легкие наркотики и бесплатные билеты на Валерия Леонтьева. Вы всех понимающе прощаете, целуете в живот, правой рукой достраиваете Зенит арену, левой рукой закрываете дыру в бюджете, и на старославянском говорите:» Лет ми спик фром май харт…», ну, дескать, я верил в вас!

Из ворот выходит старец в рубище, это какой-то неопознанный святой, он крестит вас кадилом и говорит:»Довольно ребячиться! Ступайте царствовать и покажитесь рос гвардии». Тут взлетают вражеские дроны со всех сторон ползут упыри, вы достаете наносколковский меч кладенец и строго так говорите:»А ну-ка мне тут!» Все мгновенно разбегаются, подобрав испорченные портки, ужас читается в глазах поверженных врагов, они сокрушены, это фиаско. Из дымящихся окопов выходят Зюганов, Жириновский, Явлинский и Катя Гордон, они плачут, спешат пожать вам руки, поздравить с возвращением на царство, они водят хороводы и поют заздравную, робко целуют землю, по которой вы шли. С облака улыбается Сталин, Владимир Красно солнышко и Калашников, они как бы одобряют и знаками показывают, что впереди — время расцвета и экономической стабильности. На танке едет мальчик из Бундестага, он давит моцарелу с хамоном, за ним — с автоматами Херург и его байкеры.

Внезапно Зюганов кричит:» Ребята, мы раньше почему так плохо жили, потому что у нас Ленин закопан не по феншую. Айда Ленина хоронить!» Все с шарами и транспарантами на тракторах едут к мавзолею, хватают Ильича, охрана, конечно, в ужасе, народ кричит:»Всё нормально, нам Кадыров разрешил! Он сказал:»Руководителя революции давно пора похоронить. Неправильно, что в самом сердце России, на Красной площади стоит гроб с мёртвым человеком!» …Ильича несут хоронить, на красной площади — шум, танцы, Надежда Кадышева поёт надрывно:»Перемен требуют наши сердца!», костры рябин кругом горят, хороним по-православному, значит, ребята из РПЦ контролируют процесс, Тынденский Лукиан отпевает и святую воду льёт на темя вурдалаку, чтоб больше никогда не повторилось на земле нашей такой кровопролитной эпидерсии. Тут Ильич оживает и начинает возмущаться, дескать, пазвольте, и часовню я развалил? Ильича начинают дружно бить с христианским смирением и зарывать под песню:»А Ленин- такой молодой, и красный октябрь- впереди!». Бурановские бабушки танцуют тверк. Полночь, бьют куранты. Это новогодняя ночь, в новый год с новыми смыслами, всё — с чистого листа, пока Зюганов добивает Ильича лопатой, Собчак разбирается с Гордон, на заднем фоне танцуют Сечин с повесткой в суд и корзиной колбасы, Басков с Киркоровым, многодетные семьи, шахтёры и депутаты, вы отряхиваете камзол и говорите, глядя в камеру:»Это был непростой для нас год…» Потом салюты, дискотека, преломление хлебов и массовые расстрелы.
— Вы считаете, это поможет выиграть выборы?
— Убеждён, Владимир Владимирович… с разгромным счётом, никогда схема не подводила.