«На свободе разгуливает гораздо больше опасных преступников, которых они не ловят…»

Дело Никиты Белых. О том, что у него действительно серьёзные проблемы со здоровьем, лучше любых медицинских заключений говорит тот факт, что суд перестал его конвоировать и проводит заседания в здании СИЗО.

Случай, конечно, не беспрецедентный, но крайне редкий. Вот интересно, если мы — правовое, цивилизованное государство, а суд у нас справедливый и гуманный, как нас заверяют, почему нельзя применить действующую норму закона и приостановить дело (п. 2 ч. 1 ст. 238 УПК РФ).

Понятно, встанет вопрос о мере пресечения. Но и тут сложности нет, у нас их 7 в законе.

Если бы речь шла о подозреваемом в жестоких убийствах, терроризме и прочем, то есть лице, опасность которого для окружающих вероятна, было бы понятно. Но какую такую опасность представляет человек, обвиняемый в должностном преступлении.

Чего боится суд и прокуратура? Я вам скажу, друзья, вообще доводы силовиков при заключении под стражу о том, что человек скроется или совершит новые преступления — самая циничная и гнусная манипуляция. На свободе разгуливает гораздо больше опасных преступников, которых они не ловят, чем тех, кого они закрыли. А выпустить подозреваемого не так уж страшно, в конце концов, следите за ним, кто вам не дает?

Независимый суд, говорите? Да фиг там. Нужен приговор до 18 марта? Будет приговор. Какой нужен, обвинительный? Извольте.

 4