Медицина бессильна

963

Врачи-убийцы-2.0

Неожиданно возник и разгорелся не на шутку громкий скандал по поводу уголовного дела врача Мисюриной — она загремела на 2 года в натуральную тюрягу по обвинению во врачебной ошибке, повлекшей смерть пациента. Необычной является прежде всего невиданно острая реакция в так называемом «врачебном сообществе»; мы-то до сих пор были уверены, что у нас и сообщества такого нет, не было и быть не может — откуда в России профессиональные сообщества, групповая солидарность и прочие подобные штуки?! А вот поди ж ты.

Врачи так вдруг возбудились, конечно, не столько от внезапно пробудившейся в них эмпатии к Мисюриной, сколько от прямого шкурного интереса: если в свое время дальнобойщики узнали, что с них собираются драть три шкуры в виде дорожных сборов, то врачи и вовсе осознали, что их попросту собираются массово сажать за эти самые «врачебные ошибки», а Мисюрина — не более чем пробный шар.

Правда, протестная активность врачей пока что исключительно в виртуальном пространстве: врачи, в том числе и вполне статусные, массовые меняют свои аватарки в соцсетях на фотографию Мисюриной, на сайте change.org cобрали под петицией в ее защиту чуть не 50 тыс. подписей медработников — и на этом пока всё. Но, как говорится, и то хлеб! Даже в ответ на массовые сокращения по всей стране реакция была слабее.

В защиту Мисюриной, что уж совсем неожиданно, вдруг высказались и статусные чиновники московского правительства: сначала глава московского управления здравоохранения, а потом и сам мэр Собянин. Мэр Москвы вдруг фактически сделал выпад в адрес Следственного Комитета, который и «раскрутил» все дело! А Собянин почти солидаризовался с врачами, которые пишут, что «посадили ни за что». Это ж бунт!

По поводу Собянина Кремль настолько озаботился, что тут уже высказался сам Песков, «говорящая голова Путина»: …ведутся достаточно интенсивные обсуждения в общественном мнении. Если здесь и делать какие-то суждения, то это нужно делать профессионалам и региональному и федеральному министерствам здравоохранения. Какие-то другие чиновничьи рассуждения здесь вряд ли уместны и допустимы», — заявил представитель главы государства». Прямой и ясный окрик в адрес именно Собянина — «а ты куда лезешь, скотина?!»

В общем, целая буря. Вопрос к тому ж политизируется на глазах: оппозиция ищет любые поводы немного «пошатать» режим и не особо разборчива в выборе союзников: медработники разбушевались? Прекрасно, надо поддержать! Ранее такая же тактика — «хоть с чертом, лишь бы против Путина» — наблюдалась в столь же внезапно вспыхнувшей и безответной любви оппозиции к «дальнобойщикам». Соответственно, в боевые порядки развертываются и путинисты со своими бесчисленными ботами: те, наоборот, в жегловском стиле орут «Будет сидеть! Я сказал!!» — только потому, что они боятся любых солидарных выступлений против «существующего порядка».

При такой «раскрутке», как оно обычно и бывает, куда-то на второй план уходит изначальный вопрос: а что ж Мисюрина-то — виновата она в гибели пациента или нет? Чья тут ошибка — врача или следствия? Вот тут-то и проявляется самое неприятное свойство сложившейся системы в стране — именно ПРАВДЫ тут не найти, как ни старайся.

Верить никому нельзя — нет ни объективного следствия, ни самостоятельного суда, ни независимой экспертизы. «Все врут», как правильно говорил один известный, хоть и виртуальный, доктор. В СК делают «как велят», сказали «сажать врачей» — будут сажать; суд просто штампует все, что ему подсовывают; но и «люди в белых халатах» давно уже растеряли весь кредит доверия, если он и был у них когда-нибудь; про врачей всем известно, что у них круговая порука почти как в мафии, и засудить врача даже за самую очевидную врачебную ошибку прежде не удавалось никому и никогда.

В этом смысле для стороннего наблюдателя остается выбирать «свою» сторону в этом конфликте исключительно по принципу «кого ты больше ненавидишь — врачей или следователей». Парадокс в том, что в данной дихотомии все почти как в известной хохме Довлатова про водку и спирт — «все так вкусно!» — только наоборот. Сцепились, в определенном смысле, самые низкоранговые в плане репутации части общества. Рядовому обывателю прямо трудно выбрать — он в принципе и тех, и других ненавидит почти одинаково. Ненавидит и не доверяет ни капли ни т ни другим.

Очень печальная картина, на самом деле. А беда вся в том, что ведь, если серьезно, и врачи, и следователи держат в своих руках не что-нибудь, а жизни ВСЕХ НАС.

В реальности мы, «простые россияне», воспринимаем и врачей, и следователей как хищников, а себя — как их добычу; наша цель — как можно дольше не попадаться ни тем, ни другим. Ибо пощады не будет.

Моя оценка ситуации по делу врача #ЕленыМисюриной. Сегодня стало известно, что прокуратура ЮЗАО внесла апелляционное представление на приговор, потребовав в нем отменить приговор, изменить меру пресечения и вернуть дело прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ.

Это, конечно, серьезный перелом ситуации и огромный шанс теперь на то, что врач не проведет ближайшие 2 года в колонии.

Но не могу не докопаться, извините. Прокуратура, в числе прочего, в своем представлении указывает, что экспертизы по делу противоречат друг другу, что судом не дана оценка показаниям свидетелей и экспертов, что однозначно вина Мисюриной не установлена, и… просит вернуть дело прокурору.

Чтооо?!! Все, что вы указали, господа прокуроры, в своем представлении, правильно и бесспорно, скорее всего, но это не повод для возврата, в статье 237 даже таких оснований нет.

А все, что вы указали — основания для оправдания. Почему, если вы уже поняли ошибку своих коллег, утвердивших это обвинительное заключение и поддерживавших обвинение в суде, не можете поступить четко по закону? Почему опять эти полумеры?

А, ну да! Чтобы прикрыть СК, которое так расследовало, прокурора, который утвердил обвинение и поддерживал его в суде и судью, который вынес такой приговор.

Кстати, обратите внимание, СК реагировал на эту ситуацию, разумеется в негативном ключе, сейчас прокуратура среагировала (явно под чьим-то нажимом перед выборами), а суд как бы в стороне.

Да пофиг были бы ошибки следствия и прокуроров, если бы у нас был СУД.

Если бы в головы судей было вдолблено, что они должны установить бесспорность вины, а не спорность невиновности.

Если вы сомневаетесь в невиновности, значит вы сомневаетесь в виновности, а на сомнениях обвинительный приговор не может быть постановлен. Кстати, оправдательный, может. Учите, двоечники, матчасть! Всех касается, и следователей, и прокуроров и судей.