Ледниковый период: От Хуанхэ до Енисея…

Олег Утицин:

…Расея моя, Расея, — под нас себе навывал юноша с голым торсом, и вдруг — Суки, эти китайцы!!! Я им — полстраны, а они — никаких гарантий политического прибежища. Пусть подавятся нашей тайгой и коррупцией…

Холодные ветра проникали сквозь щели срубов одинокой яранги.

— Аяврик! Аяврик! Калымколыло! — воскликнул он на ненецком с хорошо поставленным баварским акцентом.

Но никто не пришёл.

Даже Собянин.

Никто его не любил. Ни на каком полюсе Земли.

Деньги любили, а его — нет.

Никто и никогда, как и тогда, в далёких промозглых подворотнях города на болоте

 

 3