Апохмелипсис

1329

Рассмотрим недалекую перспективу.
Следующим летом, скажем, 22 июня в 4 часа утра Павел Дуров без объявления сюрприза вводит в действие блокчейн-платформу TON и криптовалюту Gram.
В 4-05 в винном бункере своего поместья в Барвихе дальновидно стреляется из бутылки шампанского урожая 1789-го года Игорь Сечин, понимающий, как будут развиваться события относительно его жопы.
А они будут развиваться стремительно. Вынырнув из цифровых облаков, бумажный самолетик так отбомбится по финансовой системе страны, что она станет одной огромной воронкой, которая всосет прошлое безвозвратно.
Стройными рядами и толпами экономика мгновенно уходит в благодатную прохладную тень, рубль падает лицом в пол, нефтяники поднимают испачканные лица, 85 губернаторов случайно оказываются в Ницце, в резиденции Бочаров ручей последний не сбежавший охранник будит Путина по тревожному варианту — брандспойтом.
Телевизор передает с трапа краткую речь Медведева: вы держитесь, мне срочняк полить виноград.
Полиция благоразумно сидит в участках, армия отвернулась, контролеры в трамваях переходят на сторону зайцев, Навальный спрашивает, кто здесь власть, лимон рук вздымает его портрет.
Другой лимон вздымает фотки Дурова и коня, третий надушенными руками — Брина и Цукерберга.
Церковь воздерживается от заявлений, но молчит явно в пользу новых властей, с которыми ее сближает традиция ведения бизнеса в облаках.
По дворам, сталкиваясь друг с другом, ходят в синих куртках комиссары Фейсбука, объясняющие старушкам преимущества срача в комментах перед простым злословием.
Тем временем на базах РВСН ракеты одна за другой присягают протоколу IPv6, сливают топливо и переводят себя в статус захоронений.
На улицах обеих столиц появляются велоказаки с электронагайками и граждане с крупными надбровными дугами, возглавляемые некропатриотами Александрами Дугиным и Прохановым. По их требованию на последние бюджетные слезки проводится первый унтерменшионат мира по сжиганию электронных книг.
Победивший в нем Герман Стерлигов объявляет крестный ход с кольями на Европу, победивший его припадок пригибает его к земле. Перед комой он успевает сказать, что в мiръ пришелъ не просто Антихристъ, а порожденная дьявольским 3D-принтером двоякомордая ректилия Апохмелипсис. Тут я с ним быстренько соглашаюсь и скоренько накатываю стопарь. Чтобы прийти во здравие и перестать хреноточить.