А в это время ровно 2 года назад…

1119

Из культовой серии «Записки вятского лоха». Февраль, 2016

Слово о «зубы на полку» Игорева

Раньше, незадолго до Нового года, давал на магазин две тысячи. Жена затейливой вязью выпиливала в мозгу трёхдюймовую дыру: мол, что я могу купить на эти несчастные 2 тыщи, а?

Прошло совсем немного времени, чтобы она затихла. Причём полностью.

Сейчас она молча берёт положняковый штукарь, молча несёт его в лабаз. Смиренно, как монахиня склонив седую голову, приносит оттуда что-то в небольшом пакете.

Кухня не то чтобы опустела. Туда вообще перестали ходить.

Недавно отказался к чертям собачьим от недешёвого фитнеса: солярий, сауна и буржуинские дорожки-бегунки. С огромной радостью вернувшись в бесплатный пацанский, чудом уцелевший небольшой подвал — с разбитым борцовским ковром, расхристанными напрочь грушами, полуржавыми штангами, советскими ещё двухпудовками. С родным до боли запахом благословенных 90-х.

«Привет, друг», — сказал я древнему спортзалу в виде тренера-заведующего, бывшего качка-бандюгана предпенсионного возраста, — «Кхе-кхе», — ответил он, сверкнув по-старинке фиксой, откупоривая фунфырь палёной «Столичной»: «Здорово, брат!» — грустно обнявшись после двадцатки лет мытарств.

Дербалызнув по одной, вспоминая каждый о своём… порознь. Встретившись там, откуда всё, в принципе, и началось.

Корейско-русский чемпион Виктор Ан
Корейско-русский чемпион Виктор Ан

По телевизору, — кстати, не заметили? — стали крутить рекламу любимого бомжами «Доширака». Который смачно всасывает олимпийский чемпион-конькобежец из Южной Кореи. С русским паспортом. Надо наказать жене, чтобы взяла побольше этой лапши в следующий раз. Дёшево и сердито. Вкусно. Быстро. Питательно.

Страна невыплаченного кредита

По есенинской предреволюционной нашей россиюшке идут массированные боестолкновения финансовых должников с «благодетелями». Первые вешаются, прыгают с крыш, забирая «туда» детей и жён. Вторых расстреливают, поджигают и встречают на подходах с помпой. Точнее, помповыми ружьями и топорами.

Таксисты, бывшие учителя и служащие грабят микрофинансовые ларьки, их же в своё время нахлобучившие по полной. Это нормально. Ничего личного — чисто бизнес. (Слышал мнение, дескать, год-два лучше отсижу, чем пол-лимона, набежавших с пяти штук, сволочам отдавать.) Удивляет другое. Как вот «это» всё прямо-таки уайльдовски фантасмагорическое непотребство некий Улюкаев мог прозвать своевременной и регулятивной «помощью» малому и среднему бизнесу. По сему поводу на мозг набежала, по-графомански, следующая мысль.

Дабы утрясти-устаканить ситуацию, предлагаю поднять Улюкаеву зарплату в 3 раза. А проценты по микрофинансовым кредитам предлагаю увеличить с 800 % годовых — до полутора тысяч. Ну или 2 000 %. А, каково. Сила? Мы опять на коне! Тынц-тынц.

ТВ

Щёлк. Лещенко.

Через час — щёлк. Кобзон.

Через два. Козла женят.

В стране, где ресоветизация, разводы и срочное избавление от награбленного вошли в тренд, венчать рогатых жвачных — вполне себе благородная штуковина. Ежели беби-козлят потом учесть в реестрах «непрестанного роста», «успешного выхода» и «демографической стабильности».

Там ещё и тигр приревнует, сбежит из зоопарка. Готовый сценарий на Оскар: «За козла ответишь!» — чуть с хрипотцой говорит тигр в начале фильма. Хоть не отходи от ТВ, брат.

Отмазка должника

В региональное управление ФСБ. Заявление. «Почему я отказываюсь платить по кредиту».

Я, такой-то такой-то, взял в банке кредит.

Но тогда я не знал, что учредители у банка — иностранные компании, головные офисы которых находятся в странах — участницах НАТО.

Я не против того, чтобы погасить кредит. Но не могу. Поскольку данные деяния попадают под статью 275 УК РФ: государственная измена. А именно — оказание финансовой помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации.

По закону лица, совершившие преступления, предусмотренные данной статьёй, освобождаются от уголовной ответственности, если они известили об этом органы власти.

Поскольку данным заявлением я уведомил о преступлении, — то считаю себя освобождённым от ответственности, совместно с правом прекращения оплаты кредита врагам народа.

Также, если учитывать, что учредители сетевых кредитных и управляющих компаний зарегистрированы на Кипре, Каймановых островах и т.д. (только не в России), — то считаю вправе отказаться платить за коммуналку. Нечего врагам помогать!

(Взято из Инета)

И о «нормальности»…

Корреспондент Лайф-ньюс:

— Скажите, пожалуйста, что является критерием выписки из вашего дурдома.

Директор психушки:

— Наливаем полную ванну воды. Кладём рядом большую кружку и чайную ложку. Предлагая освободить ванну.

Собкор, устало улыбаясь, как бы свысока:

— Понятно же. Нормальный чел возьмёт кружку и быстро всё перельёт.

— Нормальный чел, — терпеливо отвечает директор: — Возьмёт, и медленно вынет пробку.

23 февраля. Колян

Колян шёл домой от дружбанов из гаража. С празднования 23 февраля.

Возле подъезда напоролся на сук — жутко поранился. Аж до крови.

Разозлился и думает:

— Ну, блин, сейчас возьму пилу и отпилю гада…

Заходит к себе, весь на нервах, озлобленный.

Орёт с порога:

— Женаа! Где пила?

Супруга выходит из ванной:

— Да нигде я не пила. Сам нажрался!

— Да ну ты гонишь. Я серьёзно спрашиваю: где пила?!

— Ну… — чуть засмущавшись, — у соседа пила. И чё?

— Как у соседа. А зачем ты ему дала?

— Не давала я ему.

— Ну как не давала, если пила у него?

— Тьфу ты. Ну, дала немного… Эка невидаль. Откуда ж я знала, что он такая сволота.

24 февраля. Капитан «Лунтик»

Командир корабля полковник Колеватов в похмельном ночном ужасе внезапно вскочил с дивана, быстро оделся, обулся, схватил с кроватки годовалого сынишку, поплотней его запеленал. И рванул на космодром.

Промчав на «Ниве» пустующий пост охраны, немедля направился к предстартовому комплексу. Поднялся на лифте в стартовую шлюпку. Засунул мальчонку в кресло пилота, привязал, перекрестил. Через пару минут был в диспетчерской: 10, 9, 8, 7… Пуск!!! «Поехали-и…»

Тут его тряхануло, торкнуло, прижало к земле, навалилась тьма. И жуткий безобразный синдром отошёл. Отпустило… Так бывало уже. Просто каждый раз он очухивался в новом, неведомом доселе месте. За это сослуживцы прозвали его «Лунтик».

Остервенело протерев зенки, — широко, до рези, — вылупился в огромный экран: «Бр-р-р-р-р… Где я?» — по-идиотски разинув рот.

В далёком небе исчезала светящаяся точка…

Он взглянул на приборы, вмиг оценив обстановку: произведён внеплановый старт, ракета ушла по назначению, скоро выйдет на заданную орбиту. «Это трибунал! — резюмировал ситуацию «Лунтик». — …Да, это должно было когда-нибудь случиться. Слава богу, люди не пострадали. Хватит стряпать эти медицинские приписки. Хватит!»

Светало… Похмельное солнце с неохотой освещало пустынные, будто вымершие улицы, площади, парки. По переулкам наперегонки летали воздушные шары, — выпущенные вчера под нетрезво-крикливые фейерверки. «Чевенгур, — подумал «Лунтик» и пошёл домой. — Укол надо сделать. Сбить проклятое нервическое тремоло».

В космическом городке, у окна, одиноко стояла командирская жена, начальник предстартовой медкомиссии. Много лет спасавшая полковника от дисквалификации и увольнения со службы в позорную отставку за «несоответствие» и беспробудное пьянство.

Она неотрывно смотрела на крошечный удаляющийся болид — внеплановые запуски не в первой здесь: служба есть служба. Она даже не почувствовала, как мужа вызвали в штаб.

Маленького Сашеньку почти не слышно за перегородкой. «Слава богу, насморк прошёл наконец. Спит как убитый»…

Одна боль только холодила сердце: как «Лунтик» умчал на работу без ежеутренней инъекции лошадиной дозы?

Фейсбучный грипп

Погряз в атаках цэрэушных fb-вирусов.

Вышел из дому: с крыши — бац! — американская глыба. Под горку грохнулся копчиком, аж треснуло — хопа! — ледяной американский. Раздолбанный штатовский автобус дымит и глохнет на полдороге. Проклятый жёлто-полосатый коп-гаишник поздравляет за перебег в неположенном месте на ту сторону. На тебе по лбу — штраф пять баксов, факин-ты-бякин! Они, америкосы, специально не дают добраться до библиотеки — нельзя русского человека близко подпускать к реальности.

Фейсбучный треш

Нехило разрекламированный флешмоб с «френдами» лишь подтверждает нешуточное проникновение чего-то страшно-непонятного и к тому же крайне пристального(!) в твою личную, частную, — доступную сейчас всем, — жизнь. Случайно, по незнанию, выложенную тобою в сеть.

Русская народная. Праздничная (в скобках)

Эх, крепчал мороз-красавец — хорошо!
Дед Мороз подправил тушью нос — хорошо!
Только нос-то запупырил не мороз, —
а (быстро): алкогольно-анафилактический шок от
парестезии и полинейропатии четвёртого уровня,
кончающихся чумной периферической лихорадкой,
судорогами и внезапной остановкой сердца;
при благоприятном исходе — паралич: «растение»,
инвалидность 1-й группы; поэтому уж лучше — смерть.

Припев:

Эй, зимушка-зима. Да-да-да!
Холодушки-холода. Не беда!
Завтра снова в путь: топ-топ, перетоп…
И на посошок: хлоп-хлоп-хлоп!

И по традиции. Пару анекдотов напоследок

Вовочка опоздал на урок.

— Ты где был?

— Картошку жарил, Марьиванна.

— Ладно, садись.

Через 5 минут вбегает запыхавшаяся Катя.

— Картошкина, с тобой-то что? — недоумевает училка.

*

— Мама, молоко с пенкой!

— Не нравится?

— Нет. То ли дело пивная…

*

Дружелюбная Москва

— Сами не местный… Ни падскажишь, где можно тут устроитись? Дёшева.

— Да ради бога. Через два квартала будет площадь. Смотрите табличку: «Большая Лубянка, дом 2». Прямо в дверь и заходите. Там вас пристроят.

*

Очень чёрный юмор

Невероятно злой маньяк опрыскал ядом деньги и отправил их в благотворительный фонд. На следующий день скоропостижно скончались 6 депутатов, 2 мэра и один министр.

Фунт крутяк