«А мы? Мы должны бояться…»

843

 

Давно хотел об этом написать, но понимал, что коротко не получится. Однажды в очереди в СИЗО-4, а стоял еще на улице, было холодно, зло, противно, коротал время, думая о нашей пенитенциарной системе.

В СИЗО открывались ворота, въезжали и выезжали автозаки, щёлкали замки, мигали какие-то лампочки. Всё налажено, всё четко работает, в изоляторе порядка 400 сотрудников.

А думал я о том, что во всей нашей несчастной стране, в которой убито всё, что даже было при советской власти, по-прежнему безотказно работает только тюрьма (в широком смысле).

Погаснет свет, ударит кризис, да даже, не дай бог, война, а эта система работает и будет работать.

Сегодня один президент, завтра может другой, будут реформы, не будет их, есть деньги в бюджете, нет, — тюрьме пофиг.

Я к чему? С кровавых времён красного террора и репрессий в головах людей и в общей культуре сложилась парадигма необычайной необходимости существования системы наказания.

Вот тут внимательно, не исправления, а именно наказания. «Вор должен сидеть в тюрьме» и всё такое.

Обывателю вдалбливается в голову аксиома, что есть уголовное дело, значит человек должен быть арестован. А такой прямой зависимости нет и не должно быть, потому что и подозреваемый убийца и подозреваемый хулиган — люди невиновные до приговора.

И отправлять в СИЗО нужно очень избирательно и только тех, по которым есть обоснованная уверенность в их опасности. СК за последнее время добился убеждения людей в том, что опасность того, что человек скроется — угроза окружающим.

При этом, они скромно умалчивают, что если человек скроется или скрылся — это недоработка всех существующих правоохранительных структур, а их много и денег на них тратится тоннами.

Я всегда их спрашиваю в суде: «А как же так, вы говорите что гражданин Х. так опасен, так опасен, что только в клетку. А в вашем же деле, как вы утверждаете, неопределенное число неустановленных лиц с такими же подозрениями. А они не опасны?»

А мы их ещё не установили. Да и не установите! Зачем? Только не надо нам говорить, что Х опасен, если вы даже не смогли установить других, не то что поймать. Этот-то известен, и вы можете за ним следить. Зачем закрывать?

Понимаю, что говорю очевидные вещи. Но хочу донести смысл, правоохранительная система в сегодняшнем виде не отвечает своему же назначению. Не спасает, не охраняет и не бережёт жизни, здоровье и права большинства граждан. Не говорю всех, потому что отдельных граждан они охраняют и берегут.

А мы? Мы должны бояться.

Поэтому тюрьмы такие же гулаговские, этапы позапрошловековые, отношение к сидельцам хуже, чем к сторожевым собакам и самое ужасное — дверь внутрь открывается легко, а вот наружу очень тяжело.