О чекистах и национальной элите

0
1559
 5

 

be4e4fd1bcb87d92f342f6e3e3e1d9e2_XL

Андрей Разумовский:

Часть первая

В РФ-ии нет национальной элиты в подлинном смысле слова. Но это вовсе не означает, что данное место в государстве и обществе пустует. Отнюдь. Это место давно и прочно удерживается хорошо организованной группой людей. И я почти уверен, что самих себя эта группа людей считает именно элитой и никем другим.

(отсюда)

Имя этой группы – сотрудники ФСБ и СВР, (к ним, с определёнными оговорками, можно добавить сотрудников ФСО и ГФС). Наследники и продолжатели дела ВЧК / ГПУ при НКВД / ОГПУ / НКВД — НКГБ / НКГБ — МГБ / КГБ. Одним словом, чекисты.

Чекисты долго делили власть с компартией. Но в итоге, смогли её переиграть и отжать своё. Им, понявшим раньше других бесперспективность затеи построения социализма-коммунизма, удалось слить СССР, а вместе с ним и до смерти надоевшую КПСС. Не удивлюсь, если лет, эдак, через «дцать» откроется, что СССР был слит чекистами с одной лишь целью, дабы навсегда избавиться от конкурирующей «фирмы».

Неправы те, кто говорят, что под нынешним политическим режимом нет опоры. Опора есть, это государственная бюрократия. Ну а стержнем государственной бюрократии, а, следовательно, основной силой и опорой режима, являются чекисты.

Чекисты – это не только действующие сотрудники ФСБ и СВР. Это ещё и многочисленная армия «откомандированных» в различные государственные и частные структуры «бывших» сотрудников (очень часто остающихся в т.н. «действующем резерве»). Это и огромное число самых разных структур (от различных НИИ, СМИ, фондов, агентств, коммерческих банков и фирм до ЧВК, ЧРК и даже НВФ и ОПГ), являющихся прикрытием бурной деятельности чекистов. Если к этому добавить огромный негласный аппарат агентов-осведомителей, а также весь финансовый потенциал/инструментарий (как официальный, так и неофициальный), то нам предстанет, поистине, впечатляющая картина.

(Справка: Выяснить численность действующих сотрудников ФСБ невозможно. Информация о службе засекречена. По различным данным, она колеблется от 80 до 120 тысяч человек, не считая сотрудников Погранслужбы. Вместе с ними она превышает 200 тысяч человек (и это без учёта агентурного аппарата). Секретной является и численность сотрудников СВР – по разным оценкам, вместе агентами она составляет до 20 тысяч человек. Численность ФСО также засекречена, хотя в СМИ называют цифры от 10 тысяч до 25 тысяч человек).

Теперь о роли чекистов в россиянском обществе и государстве. Мы уже говорили, что чекисты в РФ замещают, не много ни мало, национальную элиту.

А это значит, что, пронизывая всё государство и общество, чекистам приходится «замещать» (прямо или косвенно) все традиционные «ниши» национальной элиты, т.е. выполнять роль лидера практически во всех сферах: духовной, интеллектуальной, научной, политической, военной, управленческой, финансово-экономической и предпринимательской, творческой, а также в сферах образования, здравоохранения, медиа-СМИ, культуры, юриспруденции и др.

О том, как чекисты справляются с указанной задачей мы поговорим чуть позже.

Пока же отметим другое. Национальная элита – явление социально-биологическое. Одной из особенностей элиты является её буквальное воспроизводство, (как правило, самой же элитой), путём воспитания и продвижения новых поколений «элитариев». И что же мы видим? Правильно. Сменяющие друг друга поколения чекистов. Ни для кого ни секрет, что попасть в ФСБ-СВР без протекции папы, дяди или другого родственника, а уж тем более сделать успешную карьеру, крайне непросто. Кроме того, внимательно вглядываясь в биографии многих преуспевающих ныне российских политиков, чиновников, бизнесменов, журналистов, деятелей науки, культуры и искусства мы обнаружим в них общую черту – наличие предков (в первом, втором и даже третьем колене), являвшихся в прошлом высокопоставленными чекистами.

Национальная элита должна обладать развитым инструментарием, при помощи которого она может эффективно контролировать общество и государство (прежде всего, подразумевается эффективность управления). Что касается контроля общества и государства, то здесь у чекистов всё строго и «по-взрослому». Начиная с системы обязательных согласований кандидатур при назначении на мало-мальски приличные должности и заканчивая прямыми назначениями на ключевые посты во власти и бизнесе генералов-чекистов.

Не знаю, как у вас, у меня, как только речь заходит о сфере духовного, тут же всплывают в памяти образы священнослужителей, из под мантий которых проступают чекистские погоны. О чекистах, откомандированных в большой бизнес, можно говорить очень долго. Службы безопасности крупнейших банков и корпораций, (в ряде случаев представляющие собой настоящие частные армии), а также кадровые службы являются традиционными чекистскими вотчинами. Одно перечисление чекистов акционеров, а также топ-менеджеров ведущих российских компаний займёт не одну страницу. Чекистов мы можем встретить на ведущих должностях во всех органах и на всех этажах власти. Их много среди правоохранителей и чиновников, среди депутатов всех уровней. Мы встречаем их во всех крупных, значимых общественных структурах/организациях, в первую очередь, с силовым уклоном (ветеранские объединения, казачество и т.п.). Об известных деятелях науки, культуры, искусства, журналистах и прочих представителях интеллигенции с чекистскими (во втором, третьем колене) корнями, мы уже говорили. Кроме этого, федеральные СМИ, не находящиеся в зависимости от крупного государственного или частного бизнеса (в котором рулят чекисты), можно пересчитать по пальцам одной руки.

И венчает всю эту пирамиду квазиэлиты, естественно чекист, президент РФ.

Говоря о западных элитах, прежде всего англосаксонских, принято
отмечать их герметичность, наличие полузакрытых или закрытых структур, членство в которых является признаком принадлежности к элите. В средние века – это были различные духовные рыцарские ордена, затем тайные ложи. Ну а сейчас, их роль выполняют разные закрытые клубы, общества и т.д.

Конспирологи утверждают, что миром правят тайные общества. При этом самые серьёзные (осведомлённые) эксперты утверждают, что за последние несколько веков наилучшим/оптимальным местом («крышей») для существования и эффективной деятельности тайных обществ стали спецслужбы (разведка, контразведка, политический сыск и т.д.). За примерами ходить далеко не нужно, достаточно вспомнить историю создания того же ЦРУ.

И здесь, внимательно вглядевшись, (даже нашим мало осведомлённым зрением), мы обнаружим в чекистских структурах неоспоримые орденские и герметические признаки. О тяге чекистов к оккультному сказано и написано уже много. Здесь и возглавляемое Дзержинским возведение в центре Москвы месопотамского зиккурата (хранимого ФСО до сих пор), и закрытые НИИ, и загадочные экспедиции на русский север, Тибет, Ближний Восток и многое другое. Здесь и особый «кодекс» чекиста, а также особый чекистский символизм.

В заключение добавлю, что чекисты (как организованная социальная страта/правящий класс) обладают многими признаками, присущими национальным элитам. В их руках сосредоточена сегодня действительная политическая власть, огромные финансовые, экономические и информационные ресурсы. Пронизывая все общество, чекисты имеют в своих руках эффективные инструменты контроля, (покоящиеся на «четырёх китах»: продвижении своих, подкупе, компромате и запугивании), позволяющие «рулить» в большинстве сфер жизни общества и государства. Чекисты – это особая, закрытая каста людей, взращивающая саму себя и передающая эстафету от одного поколения чекистов к другому. В конечном счёте, именно чекисты являются главной, стержневой опорой правящего в РФ политического режима.

Но всего этого чекистам недостаточно, чтобы не просто занимать место национальной элиты, а по-настоящему, ею, (национальной элитой), быть. А об этом мы поговорим в следующей части.

Часть вторая

В социологии и политологии существуют различные трактовки феномена национальной элиты, поэтому в данном тексте приведу собственные соображения на сей счёт.

Народ (этнос), прежде всего, есть исторически сложившаяся форма (способ) коллективного выживания связанных узами кровного родства индивидов. Это сущностный (базовый) признак данного явления.

Изначально под словом элита (англ., фр. — elite), применительно к этносу, подразумевались лучшие, избранные представители народа.

Учитывая базовый признак этноса как способа коллективного выживания, получаем формулу, согласно которой национальная элита – это представители народа, в наибольшей степени (или наилучшим образом) обеспечивающие это самое коллективное выживание. Перефразируя можем сказать, что национальная элита – это особая (избранная) часть народа, обеспечивающая его (народа) выживание и устойчивое развитие.

Таким образом, национальная элита:

— определяет (вырабатывает) стратегии (пути/направления) выживания и развития народа, (особенно в моменты смены парадигм общественной жизни), что в наиболее общем виде можно назвать формулированием национальной идеи;

— отвечает за защиту народа от разнообразных внешних и внутренних угроз (физического уничтожения или порабощения, духовной и/или физической деградации, обеспечивает защиту территории, собственности и т.д.);

— выполняет функции социального управления (осуществляет политическую и экономическую власть в обществе).

Это основные (обязательные) социально-биологические функции любой национальной элиты, иначе называемые обязанностями или долгом элиты перед своим собственным народом. Этим обязанностям корреспондируют некоторые дополнительные права элиты в обществе, которые с определённой натяжкой можно назвать привилегиями. Однако, общий принцип неизменен – сначала долг, потом привилегии, но никак не наоборот.

Для успешного выполнения своих функций представители национальной элиты должны обладать:

— особыми интеллектуальными, профессиональными, творческими, духовно-нравственными и морально-волевыми качествами, необходимым уровнем образования, воспитания, культуры и т.д.;

— политическими (властными), экономическими и информационными ресурсами.

Наличие перечисленных выше качеств легитимирует в глазах общества претензии элиты (и отдельных её представителей) на власть.

Из сказанного выше понятно, что я придерживаюсь т.н. аксиологического (ценностного) или иначе меритократического подхода в трактовке сущностных черт национальной элиты (в отличии от т.н. альтиметрического подхода, о котором мы поговорим отдельно).

Очевидно, что мои описания национальной элиты общи, достаточно условны и в значительной мере идеализированы. Однако, применительно к национальной элите, они дают нам необходимый (для целей настоящей статьи) уровень понимания проблематики.

Опираясь на вышесказанное, попробую сформулировать своего рода «кредо» национальной элиты.

1. По своему происхождению национальная элита связана со своим народом узами кровного родства.

2. Представители национальной элиты разделяют свою судьбу, а также судьбу своих потомков с судьбой (настоящим и будущим) своего народа.

3. Национальная элита берёт на себя ответственность за судьбу своего народа. Выполняя роль мозга, она генерирует оптимальные стратегии выживания и устойчивого развития народа, национальную идею.

4. Отвечая на имеющиеся и потенциальные вызовы, национальная элита обеспечивает эффективную защиту своего народа от многочисленных внешних и внутренних угроз. При необходимости жертвует собой (своими жизнями, здоровьем, материальными активами) ради выполнения указанной задачи.

5. Представители национальной элиты обладают необходимым (скорее высоким) уровнем образования (воспитания), знаний, интеллекта, культуры, профессиональных, духовно-нравственных и морально-волевых качеств.

6. Национальная элита обладает необходимыми для выполнения своей миссии ресурсами – духовными, интеллектуальными, политическими (властными/административными), экономическими, информационными и пр.

7. Представители национальной элиты играют роль лидеров («локомотивов» развития) во всех значимых областях жизни этноса (духовной, интеллектуальной, религиозной, политической, военной, административной, хозяйственной, экономической, финансовой, научной, технической, педагогической, медицинской, творческой, культурной, информационной и др.).

8. Реальная власть и влияние национальной элиты находятся в непосредственной зависимости от эффективности выполнения ею своего долга (предназначения) перед собственным народом.

9. Национальная элита отвечает за эффективное воспроизводство самой себя, прежде всего, путём воспитания новых поколений представителей элиты.

Альтиметрический подход к трактовке элиты оценивает принадлежность к элите по факту обладания индивидуумами реальной властью и влиянием без жёсткой привязки к их ценностным качествам (интеллекту, морально-этическим и прочим перечисленным выше существенным признакам). К сожалению, сегодня альтиметрический подход является преобладающим, поэтому элитой называют ту часть общества, которая обладает реальной властью и влиянием.

Не знаю как Вы, но лично я согласиться с подобным подходом при описании феномена национальной элиты не могу, ибо в этом случае к элите автоматически должны причисляться любые облечённые властью начальники или имеющие влияние в обществе нувориши.

Кроме этого, ценностный (аксиологический/меритократический) подход позволяет нам исчерпывающе объяснить несостоятельность чекистских претензий (равно как и других бюрократов) на роль современной национальной элиты.

Но об этом мы поговорим в третьей части статьи.

Часть третья

Прежде чем вернуться к чекистам, поговорим немного о вещах концептуальных.

В политологии, истории, публицистике стало общим местом проведение аналогий между Российской Империей начала XX в. и Российской Федерацией начала XXI в. Анализ произошедших в России за последние сто лет событий наглядно демонстрирует прямые причинно-следственные связи между тем, что было в России и в мире в эпоху царствования Николя II и тем, что происходит сегодня в РФ и на международной арене.

Сегодня, как и сто лет назад, Россия стоит на пороге великий потрясений. Очевидно, что причиной указанной диспозиции являются глубочайшие тектонические процессы, протекающие в базисе/основе нашего общества и государства. И что всякие попытки объяснить происходящее исключительно волюнтаризмом отдельных личностей или групп, а равно происками внешних или внутренних врагов России являются либо поверхностно наивными, либо заведомо ложными.

«Что это за причины?» — спросите вы. Попробую дать ответ на этот вопрос.

По понятным причинам фигура К.Маркса, а также предложенная им периодизация исторических макропроцессов (теория смены общественно-экономических формаций), воспринимаются современной русской публикой весьма критически. Признаюсь, что и сам не питаю к основоположнику марксизма особых симпатий. Прежде всего из-за его абсолютно ложных социал-утопистских концептов (речь о социалистическом и коммунистическом обществах), а также целом ряде существенных теоретических ошибок, допущенных им при описании природы капитализма. Но сейчас речь не об этом.

Парадокс заключается в том, что теория смены общественно-политических формаций К.Маркса, в части касающейся перехода от феодального общества и государства к буржуазному, как нельзя лучше подходит для объяснения трагической истории нашего отечества последних ста лет.

Может кому-то это покажется странным, но я убеждён в том, что в середине второго десятилетия XXI века Россия продолжает оставаться феодальным государством и обществом.

«Как такое возможно?» — спросите вы. Ведь еще 25 лет назад Россия была социалистической страной. О каком феодализме может идти речь?!

Отвечаю.

Давая оценку социализму П.Б. Струве, писал, что концептуально оформившийся во второй половине XVIII – начале XIX в. западноевропейский социализм был ничем иным как болезненной реакцией на разложение старого феодального мира.

Перефразируя гениальный тезис Струве можно сказать, что социализм (и как доктрина, и как политическая практика) является НЕ НОВОЙ ОБЩЕСТВЕЕНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ФОРМАЦИЕЙ, а всего-навсего РЕЦИДИВОМ ФЕОДАЛИЗМА.

Встав во второй половине XIX в. на путь капиталистического развития, к февралю 1917 года феодальная Царская Россия была готова к переходу к буржуазным государству и обществу. Однако, большевистский переворот отодвинул наступление этого момента на целое столетие.

Что же, собственно, произошло после октября 1917 г.? Партийно-номенклатурная иерархия сменила феодально-сословную, но само деление общества на сословия сохранилось. Коммунистический культ (с его идеологией, символизмом, ритуалами и пр.) сменил христианский. Частная собственность на средства производства была упразднена. Предпринимательская деятельность запрещена, класс предпринимателей уничтожен. Вместо оброка введён продналог, вместо барщины трудодни. Крестьяне закреплены за колхозами, лишены паспортов и права на отход. (Вот вам и крепостное право). Для остальных вводился институт обязательной прописки. Единственным работодателем и собственником средств производства в стране стало государство. Гражданские права и свободы были фактически упразднены, введена повсеместная цензура, местное самоуправление упразднено, за счёт массовых репрессий создана армия бесплатной рабочей силы (советских рабов).

Социализм страны советов – это торжество архаики под вывеской социального модерна, причудливая смесь феодальной и рабовладельческой формаций.

Оценивая масштаб произошедших в государстве и обществе после октября 1917 года изменений, без преувеличения можно сказать, что СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД СТАЛ ВЫСШЕЙ ФАЗОЙ РАЗВИТИЯ ФЕОДАЛИЗМА В РОССИИ.

К слову сказать, в советский период в России был и свой Inquisitio Haereticae Pravitatis Sanctum Officium (Святой отдел расследований еретической греховности), проще говоря «святая» инквизиция. С этой ролью великолепно справились органы ВЧК/ГПУ-НКВД.

Одним из важнейших доказательств феодальной природы социализма является тот факт, что производительность труда в стране советов была существенно ниже, чем в капиталистических странах  (что противоречит фундаментальным представлениям о развитии производительных сил и росте производительности труда как главных (читай – обязательных) условиях/причинах смены общественно-экономических формаций).

В период СССР откат в дистиллированный, чистый феодализм был настолько велик, что выбраться из него в один приём стало невозможно. Поэтому следом за советским мы получили постсоветский период – время правления ЕБН и ВВП.

Несмотря на появление некоторых буржуазных черт (введение частной собственности на средства производства, легализацию предпринимательской деятельности, возврат к рыночным отношениям и пр.), в целом постсоветский период (время в котором мы с вами живём сейчас) стал продолжением феодализма в России. Точнее временем его заката.

Чиновники и номенклатура РФ стали правящим в государстве сословием, с положенными в феодальном обществе сословными привилегиями (от права проезда («мигалок»), до освобождения от уголовной ответственности за совершённые преступления).

Т.н. «вертикаль власти» РФ есть ничто иное как феодальная иерархия, при которой формирование власти (распределение должностей) и отправление властных полномочий основываются на отношениях между сюзереном и вассалами, а сами должности являются фактическими кормлениями (феодами).

Как известно, феодальная (чиновничье-номенклатурная) вертикаль строится на принципе личной преданности вассала своему сюзерену. Отдаваемый в кормление феод (должность) накладывает на вассала (чиновника) целый ряд феодальных повинностей/обязанностей (в виде отстёгивания наверх, обеспечения лояльности феода к сюзерену, правильных результатов на выборах, минимального уровня правопорядка на вверенной территории (в ведомстве/корпорации) и т.д.). В феодальной системе вассал зависит исключительно от сюзерена и рассматривает обычных граждан как своих подданных и средство обогащения.

Сама экономическая деятельность напрямую зависит от близости её субъекта к власти (наличия т.н. административного ресурса) и чаще всего является ничем иным как прямым конвертированием власти (должности/феода) в деньги. Основные ресурсы (природные, экономические, финансовые), от которых зависят результаты экономической деятельности (да и сама эта деятельность) находятся в руках чиновников-феодалов (номенклатуры).

В феодальном государстве самым распространенным видом экономической деятельности является торговля природными ресурсами (лесом, пенькой, мёдом, нефтью, газом и т.д.). Сама  хозяйственная деятельность обкладывается большим количеством административных барьеров, ограничений и запретов.

Экономические условия для индустриализации, развития производства, роста производительности труда и т.д. в феодальном обществе отсутствуют. Более того, феодализм всячески препятствует этим процессам, видя в них угрозу развития капиталистических отношений.

Конкуренция, свобода экономической деятельности, неприкосновенность/гарантии собственности, независимость и равноправие субъектов экономической деятельности – чуждые, и по сути, враждебные феодальному государств и обществу явления.

Переход к буржуазным обществу и государству требует отмены сословных ограничений, секуляризации общественной жизни, равноправия, законности, беспристрастного суда, гражданских прав и свобод, политической конкуренции, выборности, сменяемости органов власти и т.д.

Из всего вышесказанного следует, что за последние сто лет наша страна дважды подходила к трансформации России феодальной в Россию буржуазную. Первый раз это было в феврале 1917 года, второй раз это происходит в наши дни.  Из сказанного также следует, что как уже пережитые, так и ещё предстоящие нашей стране потрясения/испытания обусловлены законами общественного развития и являются абсолютно закономерными, объективно заданными, а не случайными либо искусственными.

Длительность перехода России к буржуазному обществу и государству, его мучительность, огромные жертвы, говорят о силе и степени укоренённости феодализма (феодального государства, феодального сознания и его носителей) в нашей стране, а также о силе, живучести самого феодализма как общественно-экономической формации.

Таким образом, нынешнее противостояние Запада и РФ, помимо его геополитической составляющей, является столкновением капитализма и феодализма. «Перспективы» феодальной РФ в данном конфликте, думаю, очевидны.

На глобальном же уровне, разворачивающееся сегодня противостояние Запада и Востока (ислама) есть ничто иное как глобальный конфликт капиталистической и феодальной цивилизаций.

Теперь самое время вернуться к нашим чекистам.

В советской номенклатуре (правящем сословии СССР) чекистам была отведена особая роль. ВЧК/ГПУ-НКВД/КГБ были созданы как корпорация (орден) охранителей феодального советского строя, если угодно, орган большевистской инквизиции. Коммунистическая идеология (читай – религия) стала мировоззренческой базой и оправданием бурной деятельности советских «последователей Торквемады».

Как говорилось в первой части данного цикла статей, в нынешней РФ чекисты пытаются играть, ни много, ни мало, роль национальной элиты.

Качествам подлинной национальной элиты была посвящена вторая часть цикла — , после прочтения которой становится очевидной безосновательность чекистских претензий на эту роль.

К сказанному во второй части цикла следует добавить ряд существенных аргументов, скажем так, доктринального свойства.

Статус национальной элиты подразумевает существование такого феномена как нация.

В современных философии, социологии, политологии и ряде других гуманитарных дисциплин считается общепризнанным, что нация как политический актор (прежде всего, как источник и носитель суверенитета, проще говоря, власти) возникает в эпоху буржуазных революций и существует в рамках буржуазных государства и общества. Нация, как и национализм, невозможны в обществе, разделённом на сословия, в обществе где нет равноправия (равенства) между его членами. И действительно, о какой нации может идти речь в условиях сословного деления, при котором, зачастую, правящее в стране сословие всех остальных и за людей-то не считает. Нет, в таком обществе ни нации, ни национализма быть не может.

Нации (т.е. политического актора, источника суверенитета) в феодальном обществе не существует. А это значит, что ни при советском строе, ни при нынешней РФ, русской нации как суверена не было и быть не могло. Во времена СССР эту роль выполняла высшая партийно-государственная номенклатура, в нынешние выполняет высшая постсоветская бюрократия.

Рождение русской нации происходит в наши дни. Этот процесс напрямую зависит от двух факторов: от формирования в России т.н. «третьего сословия» (союза русской интеллигенции с русским предпринимательством, а также нарождающимся русским средним классом), и от скорости пробуждения у данного «сословия» национального самосознания. Именно из этой среды русскому народу предстоит сформировать собственную национальную элиту.

Что же касается чекистов, то они являются не национальной элитой, а верхушкой правящего в феодальной Российской Федерации сословия.

Подводя итог можно с уверенностью сказать, что рождение русской нации ознаменует конец феодализма в России. По этой простой причине правящее сословие РФ и впредь будет всячески препятствовать возникновению подлинной русской национальной элиты и формированию русской нации.

Однако, ход истории неумолим, а значит, русской национальной элите и русской нации быть.И свершится это, судя по всему, уже очень и очень скоро.

 5