«И вот живи Пётр Елисеевич в нынешние времена…»

0
965
 13

 

Андрей Шипилов:

У графа Шереметьева был молодой садовник Пётр Елисеевич Касаткин. Однажды в Январе, когда у графа собрались за столом гости, на стол подали свежую землянику.

Гости были потрясены, а граф, довольный произведенным на гостей впечатлением, приказал позвать садовника, сотворившего это чудо, и при сделал гостях широкий жест — пообещал выполнить любую его просьбу. Петр Елисеевич, не будь дураком, попросил вольную для себя и своей семьи.

В конце восемнадцатого века на Невском в Петербурге появился необычный человек, одетый в простую, но аккуратную и чистую одежду и продающий с лотка необычный товар, свежие апельсины поштучно. Это был вольный человек Пётр Елисеевич Касаткин, который купил по случаю ящик апельсинов и решил опробовать свою новую бизнес идею — продавать апельсины не на вес, а поштучно.

 

Yeliseyev

Идея сработала. Богатая гуляющая публика охотно раскупала экзотический товар: кавалеры, чтобы произвести впечатление на дам, родители, чтобы порадовать детей. И хотя цена единичного апельсина была вроде бы невысока, в пересчёте на вес доход Петра Елисеевича составил сотни процентов.

Дела пошли, и своим сыновьям Пётр Елисеевич оставил в наследство несколько магазинов в Питере.  Сыновья создали товарищество «Братья Елисеевы» и быстро расширили дело отца.  Внук Пётра Елисеевича Касаткина, Григорий Григорьевич Елисеев, стал потомственным дворянином и действительным статским советником, а «елисеевские магазины» до сих пор работают в Москве и Питере.

Вот такая вот саксесс стори.

И вот живи Пётр Елисеевич в нынешние времена, хрен бы мы с вами знали бы про «торговый дом Елисеевых». Потому как при первой же попытке выйти на Невский с лотком был бы Петр Елисеевич свинчен ментами, уложен мордой в сугроб, апельсины бы сожрали в ментовке, да этим бы всё и закончилось бы!