«Мой командир меня почти что спас…»

0
829
 3

 

Олег Утицин:

…Он говорил мне: «Вы же всё равно на гражданке или убъёте кого-нибудь или сядете. Как разница… Оставайтесь в армии, типа война рядом, если что…»

Годом раньше другой командир, который старше вышеназванного по должности, говорил мне и остальному личному составу роты:

— У вас дома остались папы-мамы, жёны дети… Девушки какие-то. Так вот, забудьте о них Вы их больше никогда не увидите, потому что подохнете все — или тут, или там, за бугром…

Этот командир звонил мне пару лет назад. Живой.

«За бугор, — говорит,  — съездил, надо было для карьеры…»

— Как там наши? — спросил.

Где ТАМ? Растерялся я даже…

Но обрадовался, что он живой.

Тот командир, с которого текст этот начинается рассказывал мне ещё, что самое хуёвое — это ножом убивать. — и поморщился, как сейчас помню, демонстрируя неприятность в душе.

Из автомата или СВД — легче гораздо…

Он тренировался у меня, а когда дело доходило до спаррингов — зверел. Улыбка добрая на лице оставалась, но глаза…

Пока ему в кровь нос или ещё что не расшибёшь — не остановится.

Убъёт нах.

Но кровь, особенно собственная, — его отрезвляла сразу…

…Он нам подарок сделал однажды. Построил типа в отряд (других учеников из группы, солдат и сержантов) и повёл маршем в дом офицеров дивизионного городка. Чтобы мио патрулей без проблем добраться до просмотра киноленты «Сеньор Робинзон».

Это было событием в степи.

Офицерские жёны явились на просмотр в боа и декольте, сверкали такими участками тела, которые нам, простым солдатам, даже сниться стеснялись…

— Места в зале сами занимайте, — сказал командир…

Хохол, конечно, умудрился прорваться в центр зала. Мы на сцене за кулисами, по боками от экрана спрятавшись сидели и созерцали…

В момент появления «Пятницы» на экране

Хохол заорал на весь зал из центра:

— НИ ХУЯ СЕБЕ ПИЗДИЩА!!!!

 

…Ну как вас вводить в приличное общество? — сокрушался командир, которому ножом убивать неприятно.

…Серёгу (на фото слева), одного из зрителей нашей команды потом ножом, кстати, убили. На гражданке уже.

Серёгу!

Чемпиона Казахстана среди юниоров по карате!!!

Сэнсея, который воспитал одного из чемпионов ССР по карате.

Серёгу, который, когда приезжал ко мне в Москву тренироваться, я учил с ним короткий бой, минут пять не мог его раскрыть…

В паховую артерию нож. Четыре часа кровью истекал.

Потом ушёл.

Убили, как выяснил, за то, что он согласился стать начальником службы безопасности Карагандинского металлургического комбината при новом начальнике после Сосковца.

Новый начальник предприятия,  после ухода Сосковца в правительство РФ, нах перекрыл кислород контрабанде металла с предприятия, через Прибалтику, в частности.

Новый начальник повыгонял нах  людей к Сосковцу приближённых по тем сделкам, выгнал всю старую охрану, а Серёгу позвал новую безопасность обеспечивать.

…Нового директора комбината застрелили на проходной утром, когда рабочие трудиться шли.

Выстрелом в затылок.

У трудящихся на глазах.

Из обреза охотничьей двустволки.

Через неделю Серёгу убили.

Типа неизвестные…

…Они убили ещё и двух моих неродившихся детей.

Когда Серёгина жена позвонила мне и сказала, что его нет больше, я стукнулся лбом в стену, чтобы пространство сознания расширить, что ли и уехал в аэропорт.

Моя жена подумала — что на разборки.

Расстроилась.

Выкидыш…

И я не улетел.

Аэрофлот опоздал с вылетом на 15 часов…

…Мой командир, который нас в кино водил, приехал тут в гости ко мне…

Обнялись.

— Я так рад, что ты живой. — сказал ему я. — Ты бы знал…

— Ты бы знал, как я рад, что ты живой…

…Какой-то колокольчик у него буддистский на цепочке в ладони, которая «по локоть в крови». Он им меня обзванивал втихаря ненавязчиво — продиагнострую, мол, и изгоню недуги…

Тут с визгом тормознул рядом с нами «джип» «Скорой помощи» — «Олега, братан, заорал мне водила, — я теперь на «скорой работаю», хуячу по трассе так, что у родственников больных инфаркты случаются…»

— Может, — говорю водиле, — тебе лучше сидеть пиво пить тут, на курорте в кафе каком-нибудь? Для здоровья нации полезнее…

— Я вижу ты тут хорошо устроился, — сказал мне потом командир…



 3