Открыть нового автора — огромное удовольствие!

Вадим Левенталь представляет собственную книжную серию

Он человек в современной литературе известный. Нашумевший роман «Маша Регина», сборник рассказов «Комната страха», крупный проект «Литературная матрица», в котором отметились почти все значимые мастера словесности нашего времени — все это Вадим Левенталь. Сюда же можно добавить, что он, ни много ни мало — ответственный секретарь влиятельной литературной премии «Национальный бестселлер». Но всего этого ему оказалось мало, и Вадим решил стать еще и издателем. Уже совсем скоро в московском издательстве «Флюид FreeFly» выйдет первый роман основанной им серии современной русской прозы, которая называется «Книжная полка Вадима Левенталя».

*

Игорь Фунт: Вадим, почему Флюид FreeFly? Кому пришла идея сотрудничества именно с этим издательством, как она появилась?

Вадим Левенталь: Это было взаимное встречное движение — издательству хотелось попробовать чего-нибудь новенького, а у меня в голове давно бродила идея собственного книжного проекта. Так что спасибо «Флюиду» за эту возможность.

Опишите, пожалуйста, концепцию.

Серия современной русской художественной прозы по преимуществу. С редкими вкраплениями нон-фикшн. Что до деталей — ну, это все-таки книги не по засолке грибов и не по маркетинговым стратегиям. Художественная литература сродни любви, в ней проговаривать все словами не стоит, да не стоит и пытаться. Художественная литература — современная, русская, живая, иногда хулиганская, иногда задумчивая, молодая, злая, веселая, беспокойная, ищущая. Я издал бы и нового Битова, и нового Пелевина, и молодого Лимонова, и молодого Сорокина. А вот «Быкова», «Улицкую» или «Рубину» издавать не стал бы — нет там, по-моему, ничего ни нового, ни молодого, да и не было никогда.

Расскажите, кто будут «первыми ласточками»? Какими томами «Книжная полка Вадима Левенталя» начнет загромождаться первоначально? Что это за авторы и почему именно они?

Первая книга выходит буквально на днях. Это небольшой роман писателя Романа Богословского «Зачем ты пришла?». Я был не в большом восторге от предыдущей его книги, но в этот раз он как будто проснулся, потянулся и пошел ломать деревья голыми руками. Это короткий — как взрыв бомбы — текст о страшной болезненной любви, от которой никому не становится хорошо, даже при всей ее взаимности. Поэтому на обложке будет черное сердце: да, любовь, но любовь тревожная, деструктивная, обреченная, вот это вот все. Текст предельно эмоциональный, местами так и кажется, что рассказчик сорвется на стихи — и хорошо, что короткий; был бы длиннее, читателя разрывало бы на куски, а так он все-таки остается в живых, хотя и словно в стиральной машинке отжатый.

Сдаем в типографию роман Эльдара Саттарова «Чао, Вьетнам». Когда-то рукопись — в чудовищном виде, не отредактированная, без корректуры, со стариковской обложкой и нелепым названием… то есть, я хочу сказать, что даже в таком виде она попала в шорт-лист «Нацбеста». Тогда в Золушке никто не признал красавицы, а некоторые решили, что раз книжка про коммуниста, то и читать ее зашквар. Сейчас — после толковой редактуры — роман заблестел, как ограненный бриллиант. Это абсолютно достоверная — и панорамная, как бородинские сцены в «Войне и мире», — история вьетнамской освободительной войны, той, которую вьетнамцы вели против японских захватчиков и французских колонистов. Дух захватывающее чтение, после которого понимаешь, что все апокалипсисы сегодня с их полетами валькирий не более чем дешевый понт.

Дальше пойдут самая смешная русская книга нового времени и роман от автора из Самары, о котором пока скажу только, что прочитать его — все равно что провести полгода в буддийском монастыре в позе лотоса. Больше пока ничего не скажу, надо открывать карты постепенно.

Как видите, книги совершенно разные, и объединить их под какой-то одной «концепцией» крайне трудно.

Как в целом будет построен процесс отбора рукописей? Будет ли рассматриваться «самотек», принимаете ли авторов «с нуля» или только писателей с уже каким-то пусть и минимальным именем?

Да, у моей серии есть специальный ящик, в который принимается самотек, могу сказать: levental.bookshelf@gmail.com. Самотек обязательно буду смотреть — в грамм добыча, в год труды, но жемчужины, которые пока еще никто не открыл, того стоят. На самом деле мало есть удовольствий в жизни, сравнимых с этим — удовольствие издателя от найденного нового автора. Чувствуешь себя этаким де Бальбоа на берегу океана: что бы там дальше ни было, а ты увидел его первым.

Планируете ли издавать именитых писателей?

И это будет. Даже легендарных. Дайте только срок.

В конце девяностых и первой половине нулевых издательства, в портфелях которых появлялись издания и серии т. н. «современной интеллектуальной литературы», они не просто издавали книги, а, можно сказать, формировали культурный контекст. Присутствовала некая специфическая надстройка. То, что вы планируете делать во «Флюиде», способно вернуть этот дух в русскую культуру?

То, что делали в начале нулевых «Лимбус», «Амфора», «Ад Маргинем» и другие — это самые славные страницы русской книжной культуры новейшего времени. У меня нет задачи ничего возвращать, да это и невозможно; задача стоит — двигаться вперед. Но этот свет за спиной подбадривает, конечно, становится не так страшно, хотя намного веселее.

Расскажите о планируемом участии ваших книг в премиальном процессе. Авторы могут надеяться на номинирование на крупные (и не очень) литературные премии?

Номинации на премии у нас дело довольно свободное — лишь бы издатель не поленился отправить заявку. И мы это будем делать, конечно. Но дальнейшее — лонг-листы, шорт-листы — от нас не зависит — в каждой избушке свои погремушки, в каждой премии свой регламент и свое жюри. В том числе, кстати, не будет от меня ни в коей мере зависеть и судьба книг в «Нацбесте». Это принципиальный вопрос; так же было при Топорове, когда он работал в «Лимбусе».

У вас за плечами большой опыт работы в питерском издательстве «Лимбус Пресс». Какие наработки вы намерены применять на новом месте работы?

Я не вправе раскрывать непосвященному всех секретов работы в «Лимбусе» — знание всех ритуалов и тайных формул человека не подготовленного может шокировать, даже нанести вред психическому здоровью. Но, да, разумеется, некоторые доступные мне секреты Измайловского могущества я буду применять и на новом месте работы.

К другим издательствам и редакциям, играющим на этом же поле, вы относитесь как к конкурентам или считаете, что вместе вы будете делать одно дело?

Делают ли одно дело в лесу капающая смолой на землю сосна, шмыгающая по ней белка и конструирующий из иголок свой дворец муравей? В некотором смысле, безусловно, да. И все же они не занимаются буквально одним и тем же. У каждого из них собственный цикл жизни, свой кругозор и свое представление о прекрасном. Вижу себя в этом лесу этаким хорём — зверем небольшим, но быстрым, хищным; он хватает свою добычу то там, то здесь и струится по янтарным стволам, как жидкое серебро.

Книги какого содержания никогда и не при каких обстоятельствах не попадут на «Книжную полку Вадима Левенталя»?

Книги, написанные из позы мудрости, людьми, которые сели к письменному столу без единого грамма самоиронии, ощущения игры — с холодным носом и угрюмым выражением лица. В остальном, как говорит президент Путин, — в рамках действующего законодательства.



 5