ПРО ДЕДУШКУ

Иногда мы с Лев Вайсфельд играем в стихи в четыре руки, то есть пишем по две строчки неизвестно что. Вот очередное неизвестно что.

 

Зачем купили тёплую жилетку?
Мне тёплая жилетка ни к чему.
Купите мне пузырь и сигаретку.
Жилетку я у дедушки займу.

В жилетке прячет дед свои бумаги —
Две ксивы КГБ и ФСБ,
Какой-то дряни редкостной полфляги,
И телефон одной знакомой б….

Знаком мне телефон знакомой деда,
Что в органах работал — не секрет
(С собой всегда притащит он к обеду
Землячки и Дзержинского портрет).

Я пойло деда в унитаз сливаю
И заправляю флягу коньяком..
А деда в шутку часто называю
Свиньей и недобитым кулаком.

Хотя люблю его неимоверно,
И за него на всё почти готов:
Однажды я достал ему примерно
Две дюжины фальшивых паспортов.

По ним берёт мой дед кредиты в банках,
Недвижимость скупает на корню.
Все груди у него в почетных планках,
А ордена я в баночке храню

Как память о былых его заслугах
Перед народом, партией, страной…
Пока он о былых своих супругах
Всплакнет, ложась с теперешней женой.

Они достойны, впрочем, и рыданий…
Но не хочу я деда волновать:
Ведь он в пылу партийных заседаний
Умел такие звуки издавать

(Чихал внезапно и громоподобно),
Что прятались партийцы под столы.
И выясняли долго и подробно:
Мол, что стряслось, запел Бюль-Бюль-Оглы?

Дзержинский на пол грохнулся из рамы?
Дала «Аврора» «носовое пли»?
И никакие боевые граммы
Их после успокоить не могли.

Партийные решенья принимая,
Они такой испытывали стресс,
Что вплоть до подготовки Первомая
Кричали: «Слава ОБХСС!»

И гимн партийный пели отрешённо,
Почуяв, что накрыт банкетный стол.
Вот так мой дед под водочку с крюшоном
В историю компартии вошел.

Свою жилетку дедушка лелеет —
А я надеюсь сдать её в музей,
Когда он наконец-то околеет
В кругу родных, соседей и друзей.

 5