«Что вы думаете? Намазалась я с ног до головы ядом гадюки…»

Собственно, всё банально. Пришла старость, и у меня заболело всё. Особенно, спина, от слова «вся».

И ещё стало отдавать в ногу. Прочитав всё про тромбозы, венозную недостаточность, полный паралич и ещё что-то очень забавное, я решила сдаться и записаться к врачу. По страховке.

Невролог, посмотрев на цифры холестерина, покачала головой, и я поняла, что спину и ногу, с такими показателями, лечить, в общем, бесполезно – только тратить время и деньги. Но к делу она подошла тщательно, осмотрела меня полностью и выписала два препарата, один я знала, а с описанием второго я ознакомилась в аптеке, предъявив рецепт с тремя печатями и двумя подписями.

Во первых строках было написано, что сей медикамент помогает при тяжёлых нарушениях поведения, в частности, членовредительстве, при неэффективности обычных методов лечения. То есть, такое лекарство на последний случай.

Я его, кстати, приобрела в собственность, для того самого решающего боя, в качестве последней гранаты. Потом задумалась.

С одной стороны, конечно, приятно, что я произвела на доктора такое ошеломительное впечатление прямо с первого раза, с другой, во вторых строках аннотации, было написано, что категорически нельзя сочетать с алкоголем, то есть со мной.

Если честно, на доктора я обиделась – она, вот так, с первого знакомства, походя, нанесла удар поддых, диагностировав, что другие средства не подойдут, и лишив меня последней радости, можно сказать, тремя печатями.

Я вернулась в аптеку. Там, всё-таки, знакомая провизорша — она и предупредила меня о нападении американцев на нас в скором времени, и вылечила меня от гонореи в глазу и продала мне марганцовку без рецепта. И тут не подвела.
— Возьмите, говорит, — мазь с гадюкой. Она лучше чем мазь с ядом кобры.

Вот на неё я не обиделась — мы давно знакомы, и, по крайней мере, у неё, было время составить обо мне мнение. Судя по всему, под разряд королевской кобры я не подошла.

Кроме того, я вспомнила свой любимый фильм «Кортик», в котором учитель рисования расшифровывал для мальчика Миши десятизначную литорею. «Сим гадом завести часы понеже проследует стрелка полудень башне самой повернутой быть».

Может и правда, если я применю сего гада, то смогу, наконец, разогнуться, подумала я. Но, вспомнив, про мой анамнез, я поинтересовалась, не явится ли эта намазка актом членовредительства.

— Не, — говорит.  — Даже безопаснее остальных. И, уж точно, того, что вы, минут двадцать назад, купили.

После описания лекарства «на последний случай», слово яд на упаковке, в общем, не пугало. Да и потратилась я не сильно — в районе двухсот рублей.

Ну и ещё мне понравился дизайн — элегантно. Подойдёт как аксессуар. Сфоткаю на фоне какой-нибудь красивой сумки- приложу. Похоже на дорогой крем.

Что вы думаете? Намазалась я с ног до головы ядом гадюки, налила виски, включила фильм «Кортик», стала прислушиваться к ощущениям.

В первой серии голодранец Полевой, охочий до чужого добра, стал неталантливо рассуждать о последнем бое. Я ему послала воздушный поцелуй и рецепт. И тут я поняла, что могу шевелиться. Вот она, волшебная сила яда гадюки.

Но теперь меня беспокоит другое — если мазь действует, то значит и американцы нападут? Но у меня есть средство для последнего боя.