«Всемирная дистанционная коррекция носа…»

Из небытия всплывают поросшие мхом имена. Выяснилось, что чародей Кашпировский не только жив-здоров, но с утроенной силой окучивает американские грядки.

Урожай там правда наш, русскоговорящий (кто бы сомневался), но какая разница. Главное, залы полны и билеты нарасхват. Из интервью:
“29 июня 2017 года ровно в 19.30 нью-йоркского времени в Нью-Йорке, в зале ресторана «Националь», мною проведена беспрецедентная психологическая акция — всемирная дистанционная коррекция носа с восстановлением нормального носового дыхания и избавлением от храпа. Фантастичность этой необычной акции заключается не только в моментальном (за три минуты) исправлении носа у тысяч людей, но и в абсолютном отсутствии при этом любых визуальных, аудио- и видеоконтактов со мной как с источником данного программирования”

Прочла. Выдохнула. Вспомнила.

Когда-то в одной модной и передовой газете мне поручили делать «круглый стол» с экстрасенсами. Собралось их в редакции человек пятнадцать, у каждого свой профиль и история.

Один упал со столба и стал после этого видеть все внутренности человека. В другую шарахнула молния, и она силой мысли нащупывала опухоли. И так далее.

Сначала всё шло чинно-благородно. Но вдруг на левом фланге пара чудотворцев сцепилась, не помню уж по какому поводу. Один хватанул за рубаху другого и проорал :
— Да ты, ёбтвоюмать, вспомни, где ты раньше-то был. Ты ж посуду на Сходне сдавал, придурок !
— Тебе же и сдавал, — парировал коллега.
— Мне ?! – возмутился первый, — ну ты ка-а-азел ! Да я на Сходне ваще никогда не работал. Мой пункт был — Москва-Сортировочная.
И натурально началась потасовка. Настоящая. С бабским визгом. Это экстрасенсши приняли участие.

Я очень испугалась и поскакала за начальством. Начальство мгновенно все разрулило, всех успокоило и велело продолжать, как ни в чём не бывало.

Я, правда, слабо пискнула, что может, ну  их, я боюсь, и вообще… Но начальство грозно рявкнуло: «Подписную кампанию хочешь завалить, да ?! А ну, марш !» И отправило меня в клетку с тиграми.

А потом, спустя время, я ещё раз столкнулась с целителями. Вернее с целительницей. Самой главной и самой известной. Мой приятель отправился делать с ней интервью, а я умолила его взять меня с собой. Очень хотелось вблизи посмотреть на легенду.

Зашли мы в квартиру, расселись по местам, началась беседа. О внезапных озарениях, пассах и манипуляциях. Минут через десять мой друг говорит волшебнице: «Голова что-то с утра раскалывается. Можно что-то сделать ?»
Сейчас, пообещала целительница, сделаем. И крикнула вглубь квартиры: «Манана ! Дай ему баралгин !»