«Отбить гранату теннисной ракеткой…»

 

ДЕРЖИ, ЛИБЕРАЛ, ГРАНАТУ!

26 ОКТЯБРЯ 2017 Г. СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Метафорический образ выдвиженки Собчак как светошумовой гранаты, которую Кремль метнул в оппозицию, настолько точен, что добавить практически нечего. Поговорить можно о другом: а что дальше? Если в вас действительно метнули гранату, то, на мой взгляд, самая неконструктивная реакция на нее — это обида на гранату. Враг и должен придумывать, чем бы вам досадить, а вы — как увернуться или отбить, допустим, гранату обратно теннисной ракеткой.

«Выборы окончательно превратились в фарс», — тем не менее говорят обиженные товарищи, отчего впору только развести руками: а раньше они чем у вас были?

Как получилось, что вы ранее спокойно относились к выдвижению охранника Жириновского, самому Жириновскому, к несгибаемому, как бревно, коммунисту-сталинисту Зюганову или даже к Григорию Явлинскому, который делает все, чтобы, не дай бог, не оказаться достойным противником собирательной «конторы»? Как получилось, что вы не страдаете бессонницей, пережив знаменитую рокировку, и семнадцать лет терпите бессменного нацлидера при конституционно разрешённых двух сроках, но не можете при этом перенести «великолепную Ксению»?

На мой взгляд, прежде чем обижаться, следовало бы разобраться. В себе и в ситуации.

Очевидно ведь, что «контора» не собирается сдавать власть ни при каких обстоятельствах — ни в результате выборов, ни в результате невыборов. Если даже все голоса будут отданы за невесть откуда взявшегося харизматического Альтернативного Демократического Кандидата (вспомним, что еще вчера и к Навальному отношение было неоднозначным), в последний момент они волшебным образом улетучатся или что-нибудь взорвется и объявят военное положение по причине активизации спящих ячеек ИГИЛ или ЦРУ. Что, впрочем, не означает, что внутри «конторы» все так уж комфортно себя чувствуют и не боятся завтрашнего дня.

Там наверняка тоже непросто. Хотя близость к трону и приносит до сих пор весьма ощутимые дивиденды, но корысть никогда не была исключительным мотивом человечества, если брать в целом. Вы удивитесь, но среди них, возможно, есть и немножко патриоты (в хорошем смысле этого слова), и думают они о своем лице в зеркале, и о том, как выбраться в белых костюмах из той моральной трясины, в которой по вине обожаемого вождя оказались, и дети у них мечтают, наверное, совсем о другой жизни. Героев там нет, но жизненная траектория из властителей дум в ходячие чучела огородные толкает многих из них на подчас экзотические поступки вроде изготовления триллера на болоте. Что, в частности, объясняет, почему Навальный до сих пор не убит, не посажен всерьез, а вырос в весьма ощутимую политическую фигуру — с ним борются, но никак победить не могут.

Естественно, Навального изначально никто не собирался допускать до нормальной конкуренции с Властью, но имманентные противоречия внутри Системы позволили ему таки выиграть время, нажить политический капитал и поставить под сомнение всю легитимность псевдовыборного процесса, тем более что ЕСПЧ только что вынес вердикт о политической инспирированности его преследования. И вот тогда — как ответ на угрозу — и пришла в голову гениальная идея метнуть в него «гранату Собчак». Слава богу, что не настоящую гранату (а могли бы!), что свидетельствует об определенной все-таки гуманизации политической системы и заботе о репутации.

На что расчет. На то, что все тут же перескандалят. Что предсказуемо и произошло. План включал в себя также и то, чтобы компактно собрать под Собчак всю антипутинскую тусовку, ранее кучковавшуюся вокруг Навального, обессмыслить ее и опошлить, благодаря произнесению либеральных мантр устами сытой светской львицы с огромным декольте.

А. Кынев: «Даже анализ «штаба» говорит о том, что он выстроен так, чтобы запереть оппозиционный демэлекторат во всех возможных гетто и создать все условия, чтобы мочить-не перемочить при первой команде». Г. Сатаров: «Появление Ксении Собчак как кандидата “Против всех” уже решило одну проблему Кремля: большинство начисто забыло о кампании, которую вел Алексей Навальный».

Причем ставки и планка проекта были подняты сразу так высоко, что не поддержать Ксению — тоже требуется известное мужество.

Ведь Ксении разрешили даже сказать, что Крым… не наш. Гениально! Раз вы после этого не пошли за Ксенией, значит, вы согласилась, что Крым наш. (Отношение к присоединению Крыма, как ни странно, было и остается, да и останется надолго, маркером принадлежности к одной из двух мировых партий — либерально-демократический или олигархо-империалистической.) А если пошли за Ксенией — значит, вы согласились с легитимностью выборов, на которых вас обсмеяли, разбили в пух и прах, приклеив бирку «собчакинский электорат» из «Дома-2».

Да и Путин, таким образом, при делах. И либеральный противник у него есть — неопасный, и даже некоторый саспенс вокруг, то есть победа дается нелегко, с великими трудами. Обсуждается легенда, согласно которой Семья-де («мафия Ельцина») пытается через Собчак пересмотреть знаменитый контракт о взаимных гарантиях, а это чуть ли ни угроза реванша 90-х, которая с честью будет преодолена. При этом бойкот имени Навального проваливается, так и не начавшись. Но проигрывают и адепты демократии на вырост, которые ходят на выборы, чтобы лишь у населения не прошла привычка к демократии (сродни урокам плавания в пустом бассейне), поскольку, как они считают, в этом случае произойдет просто непереносимый фарс, в котором они не смогут участвовать. Такой взрыв нейтронной бомбы получается: все материальные ценности остаются там же, где были и до, но кругом ни одного демократа — все полегли.

План-то хорош, но никакой план в России никогда не выполняется как задуман.

Новая проблема возникает из-за того, что пропутинский электорат слишком серьёзно воспринимает опасность антипутинского диссидентства и, излучая неподдельную ненависть к Ксении, способен рекрутировать под знамена Собчак дополнительное число ее сторонников по принципу «если Евтушенко против колхозов, то я — за». Возникает армия (Белковский с Малашенко ведь не зря присоединились), которая может уже двигаться сама по себе. Кроме того, путинистам непереносимо то, что ради сомнительных тактических новелл циничные пиарщики Путина играют со святым — с Крымнашем, что опять же заставляет увидеть в Ксении серьезного противника, а нам задуматься: да, полноте, этого ли изначально хотели кириенковские мудрецы?

Основная претензия к Собчак с этой стороны — она-де десакрализирует выборы даже больше, чем бойкот имени Навального (см. статью О. Туханиной «Несозидательное разрушение»), или совращает молодежь верой в успех и в либеральную политическую карьеру, в то время как в России такая карьера должна быть санкционирована исключительного Султаном (см. статью Б. Межуева «Мой педагогический выбор», то есть выбор в пользу Султана forever и никак не в пользу либерализма).

Напротив, критикующие Собчак со стороны серьезного либерализма (им невыносимо гламурное декольте) упускают из виду такую деталь: а ведь все равно Собчак лучше Путина на все 100% и основная опасность для Путина заключается в том, что люди увидят в том числе и это и в это поверят.

Действительно, подставной она кандидат или не подставной, гламурный или не гламурный, глупый или не глупый, с декольте или без, но всем понятно, что такой человек, как Ксения, никогда, например, не подпишет «закон подлецов», не произнесет Мюнхенскую речь и не начнет войну с Америкой. А что еще нужно, чтобы прекратить весь этот бред?

Нет, в этом месте, конечно, опять надо глубоко вздохнуть и сделать поправку на то, что берут ее в процесс не для того, чтобы она побеждала, и не для того, чтобы вокруг нее вдруг собралась мощная либеральная армия, с которой тоже придется потом что-то делать. Однако брешь уже в том, что появилась возможность многие эти вещи озвучить, а железобетонное большинство увидело, насколько уязвимо.

Поэтому я не предлагаю сегодня останавливаться на одной какой-то определённой стратегии — троллить Ксению, идти на выборы для тренировки или устраивать бойкот. Не опускаться до хамских эпитетов (либеральное хамство — это ведь тоже победа Кремля). А посмотреть на возможности, которые предоставляет случай. Все может очень сильно поменяться по мере развития сюжета. Посмотреть, например, что получится, если соединить Ксению и Навального (в качестве гипотетического премьера). Президентом в марте станет Путин. Но любая массовость, возникающая на основе политической альтернативы сегодняшней «конторе», уже большая победа. И тут без разницы — получится ли бойкот или получится Ксения. Любое лучше, если получится.

Фто:Станислав Красильников/ТАСС

 6