ПРИЗЫ ЗА НЕУМНОСТЬ

 

16 ОКТЯБРЯ 2017 Г. СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ

Евгений Фельдман

Не очень понятно, зачем Навальному потребовалось выглядеть неумным? Я имею в виду его странный спич про политологов и колумнистов. Может, это стратегия такая? Ведь президентом в России и вообще начальником может быть только очень неумный человек. Был бы я конспирологом, я бы так и предположил: Навальный – единственный реальный претендент на президентское кресло-2018 (других попросту нет, физически нет), но поскольку ему еще надо быть адекватным народу, системе (#системарф), вот он и залепил популистскую байду про страшных политологов с сатанинскими подмастерьями – колумнистами. Наверняка, чтобы снискать себе дополнительные баллы популярности среди простого народа.

Тем не менее, критикуя сам тезис и будучи тоже несколько «сатанистом», я все-таки исхожу не из корпоративной солидарности с вышеупомянутыми «сатанистами», а потому что вижу здесь, по крайней мере, две важные проблемы.

Первая – коммуникационная. Что бы ни думал про себя Навальный, как кандидат в президенты он явно не может общаться с народом напрямую (хотя он думает, что может), поскольку «народ» не имеет глаз, ушей, рук и всего остального. И сказать по совести, потому что народа нет вообще.

Еще Ленин (а кто ж будет отрицать, что он родоначальник пропаганды и #системарф?) предположил, что вместо народа в политике действуют группы интересов – классы и партии, тем более за народ у нас сегодня выступают как раз именно сатанинские колумнисты. Они выполняют неблагодарную работу понимания политики и того же Навального и ретрансляции этого понимания в пространство. Ложного или истинного, не столь важно, поскольку оно одинаково работает на известность и популярность ментально препарируемого лица. Ссориться с колумнистами, очевидно, поэтому Навальному нет никакого смысла. Правильнее было бы не замечать. У них своя работа, у него – своя.

Но вот о второй инвективе Навального – насчет политологов – стоит, наверное, поговорить поподробней.

Она отчасти справедлива. Политологии — как науки о политике — в России действительно нет, Навальный прав. Возможно, ее нет и не в России, но в России ее уж точно нет. Во всяком случае, я знаю только одного научного политолога. Это Александр Кынев. С начала нулевых он начал писать длинные и невероятно скучные тексты про выборы, которых – а это всем было очевидно еще тогда – в нормальном понимании этого слова в России никогда не было и не собираются вводить. Читать эти тексты было мучительно, редактировать еще более мучительно, однако нельзя не признать и того, что Кынев при этом собрал массу фактического материла о всей рукотворной порче, происходящей в этой сфере на протяжении лет. И этот материал, безусловно, станет отправным для будущих честных исследователей, если они появятся. Антропологов или даже археологов.

В то же время то, то, что называется у нас политологией, не дает вообще никаких ответов, которые должна по идее давать наука, и никак не квалифицирует нынешний режим (#системарф). «Гибридность» (кажется, тот термин изобрела Екатерина Шульман) — единственное, что было выдавлено на этот счет. И тем более не в состоянии выдать версию его закономерного превращения в будущем: типа вот была куколка, станет бабочкой, а потом отложит личинки. Был социализм, станет капитализм, и наоборот. Российская политология, в том печальном состоянии, в котором она сейчас находится, даже не может объяснить кейс самого Навального – на что он сыграет в ближайшее время — на укрепление режима или же на его разрушение. Имеется в виду, пробудит ли он интерес к перевыборам Путина или сработает на лишение его легитимности? Этого, очевидно, не знает и сам Навальный, а спросить ему тоже не у кого – политологии-то в России нет, сам Навальный не политолог, да и отрицает, к сожалению, политологию. Политологи от сохи, которые «не хуже газетных» (уверяет Навальный) – делу явно не помогут. Беда.

***

Напав на колумнистов и политологов, Навальный поступил неумно. Но приз за неумность он не получит. Сыграло правило, что ни один рекорд не может быть окончательным, обязательно найдется тот, кто прыгнет выше или дальше или сядет в более глубокую лужу. Им на прошлой неделе оказался Юра Быков, который сначала снял некий сериал про агентов ЦРУ, «проснувшихся» и принявшихся вредить #системарф, а потом раскаялся и стал просить прощения у общественности.

Тут что можно сказать…

Известно, что телевизор – это окно в мир. Но если вам мир по какой-либо причине не нравится или там дым, пыль и вредные отходы химического завода, то вы это окно стараетесь не открывать. Я лично никогда бы не узнал про сериал Ю. Быкова «Спящие», потому что категория «русский сериал» и категория «манерный российский актер» — для меня уже достаточная антиреклама. Но тут вдруг Быков стал иррационально каяться, доказывая, что он работал под каким-то гипнозом или денежным принуждением, а «Медуза» интересно написала про «Спящие», предлагая его смотреть просто как шоу, фэнтези, фельетон или даже пародию на мировые политические сериалы, что я даже подумал посмотреть.

Стал смотреть — нет, совсем не так интересно, как написала «Медуза». «Газета.ру» написала лучше. Гуманные гебешники, портреты Путина и Андропова в кабинетах российских спецслужбистов — других нет, сортирный юмор с понтом «американских дипломатов» («Я думал грудь осталась только у Тома Круза») — это, конечно, запредел. Отсылка к пародии, фельетону и фэнтези явно неуместна. Нет никакого юмора и подмигивания, как утверждается, все со скотским серьезом, недвусмысленная декларация гебистской корпорации перед началом закручивания гаек и выхода из европейских международных организаций.

Вряд ли можно рассматривать и такой довод, как, например, довод Сусанны Альпериной, что, мол, должны быть разные точки зрения. В том числе и такие: «БОльшая часть тех, кто писал гневные агитки о «сотрудничестве с властью» сами с ней не просто сотрудничают, а натурально живут за ее счёт. Утром они эту власть поливают, а вечером у неё получают гранты, проекты, конверты, квартиры, помещения под студии и т.д.» (Сергей Минаев).

Я дико утрирую, конечно: есть, допустим, «Геббельс» и какие-то очень серьезные проблемы в стране, вроде крематориев для диссидентов или убийства Немцова, и тут кто-то говорит: «Должны быть разные точки зрения». Я скажу серьезно и надеюсь, что вы поймете: «разные точки зрения» находятся в другом диапазоне частот.

Нет прав у художника участвовать в кампании по оболваниванию населения в трудные времена под предлогом разных точек зрения. Бедный Быков расстроился, что его не поняли, а он ведь хотел всего лишь жанровое кино снять. Но кто в данном случае совершил первоначальное идеологическое нападение, «напал, так сказать, на Чехословакию»? Он, Минаев и Ко. Остальное — реакция на это. Общество защищается от враждебной пропаганды, мотивирующей и террор против либералов, и самоизоляцию России, и имперский захват чужих территорий, и неподсудность спецслужб. Вот какова реальная диспозиция.

Гораздо интереснее понять, как это сегодняшнее «покаяние» ляжет в ткань будущей пропаганды. Удар ли это по «правоверной позиции» (Быков как Лео Таксиль?) или нет, наоборот, поскольку показывает ватников тонко чувствующими существами, способными к духовному росту?

Хотелось бы думать, что совесть есть. Многие, однако, не верят в это и считают, что одновременно происходит и обессмысливание, обесценивание покаяний. Если всегда можно отписаться от своего конформизма, то завтра те же люди будут нас учить демократии и либерализму, а нас по-прежнему будет от них тошнить.

Фото: фотопроект Евгения Фельдмана «Это Навальный»

 6