«Или всё же – уж лучше бы щука?!»

0
357
 5

Покровская родительская суббота

— это не повсеместная традиция, она совершается только в нескольких регионах России, поскольку связана с поминовением «погибших воинов, жизнь положивших за веру и Отечество под Казанью» при завоевании Иваном IV Грозным Казани в 1552 году. Тогда погибло много людей, поэтому и было установлено особое местночтимое поминовение усопших в ряде Епархий — Казанской, ВЯТСКОЙ, Екатеринбургской и Ижевской, сначала как память о погибших при взятии Казани православных воинах. Сейчас она стала общей родительской — в память о всех предках своего рода.
Брат Анатолий мне сегодня уже позвонил и рассказал, как съездил на Макарьевское и Петелинское кладбища на могилы наших отца с матерью и бабушки с дедушкой (по папе). А я, поскольку со своей несгибаемой ногой в его «Ниву» не влажу, помяну их всех и маминых родителей — бабушку Лизу с Истобенского кладбища, и дедушку Леонида (чья могила ещё до войны затерялась в Архангельске) дома.
Да стих вот по поводу вспомнил, которому ровно десять лет. Правда, нынешний снимок не вполне соответствует: судак весенний, да и отпустить я его не смог — так за зиму по свежей речной рыбке соскучился…

Последняя рыбалка
в Покровскую субботу 2007 года

Первый снег.
И последний судак.
Ну на что ты позарился, глупый?
Я тебе не Емеля – дурак,
Так молчи и глазами не лупай.
Не нужна мне ни царская дочь
И ни вёдра, идущие сами,
Мне нужна эта тёмная ночь,
Это зыбкое зябкое пламя,
Этот тихий костёр у реки,
Это снежное небо над нею.
Мы же оба с тобой – мужики,
Только кровь у тебя холоднее.
Ты не щука из сказки, судак,
Но в тебе есть природная сила:
Я тебя отпущу не за так,
А за то,
чтоб меня отпустила
Беспричинно – кручинная боль,
Что гуляет, как ветер по полю.
Не неволь ты меня,
не неволь,
Видишь – я ведь тебя не неволю.
Возвращайся к себе в омуток
Или к морю плыви окияну.
Я плесну себе в кружку чуток,
Банку «килька в томате» достану.
Просижу до утра у костра,
Вспоминая тебя, дуралея,
Эх, пожить бы ещё лет до ста,
Как Бог даст – ни о чём не жалея.
Помяну от могил вдалеке
Папу с мамой,
ушедших до срока.
Отражается пламя в реке
Так спокойно – почти без намёка.
Но пускай помолчат трепачи:
«Лень для русских – за рабство расплата».
Не хочу я лежать на печи,
А тем более – ехать куда – то.
Соберу потихоньку рюкзак.
Не навеки же эта разлука!
Первый снег
и последний судак…
Или всё же – уж лучше бы щука?!.



 5