Лондон. Послевкусие…

…ещё я рассказывала таксисту кавказцу про Лондон.
Таксист спросил:
— А менты там злые?
— Не очень (говорю).
— Чё делают?
— Ну, могут подойти если ты рассматриваешь схему метро и..
— В отделение? Как понаехавших? А если паспорт дома оставил?
— Могут в отделение музея отправить: там, где, например европейская живопись.
— А у них че, ментовка в отделении музея?
— Ну типа тово.
И тут таксист говорит:
— Как-то неловко людей мочить по почкам при картинах.

Ещё заходила Бабыра.
Мама ей сказала, что я только что из Лондона приехала.
Бабыра задумалась.
Потом говорит:
— И чё она там делала? 
— Ну с друзьями встречалась, например.
— И чё они делали с друзьями?
— Ну, чай пили, например.
— А сколько билет туды стоит?
— 20 тыщ , по-моему.
Бабыра всплеснула руками:
— Две моих пенсии, чтобы чаю попить, это ж надо!
— Так то ж в Лондоне!
— Даже если заварки не жалеть, всё равно дешевле выйдет в Химках попить: вот я знаю, где хороший продается. Это еще как заварить — к примеру…
(И долго распространялась про чай, про Лондон слушать не стала)

Весь двор прослышал о моём Лондоне.
Почему-то именно Лондон порождает пересуды — даже не НЙ.
Петрович спросил, много ли там алкашни.
Митрич (председатель совета жильцов) — про квартплату.
Бабыра — сколько там чай стоит.
Консьержка Рая — моют ли там полы консьержки.
Соседка Люда — много ли там пидарасов.
И ни один не спросил ни про музеи, ни про красоту города, ни про что-то отвлеченное, что нельзя съесть и чем нельзя возмутиться.

Один симпатичный и небедный человек мне сказал вчера, что, мол, во второй раз Лондон таким уже не покажется.
Один маркиз-обжора и гурман, в конце обеда всегда говорил — вначале было гораздо лучше.